SBO-PAPER.RU

Крупным повезло

Стагнация в экономике – не повод унывать леспрому?

«Мне кажется, что такой неблагоприятной обстановки не было у нас последние 5 лет с момента кризиса», – признал глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, выступая на днях на «правительственном часе» в Госдуме РФ.

Министр отметил, что замедление темпов роста российской экономики началось с конца прошлого года. За первое полугодие российский ВВП вырос всего на 1,4%, а промышленность показала нулевую динамику, инвестиции пока также находятся в отрицательной границе. Причины этого министр объяснил тем, что спрос на нашу продукцию за рубежом падает, в то время как у компаний растут издержки из-за тарифов естественных монополий и укрепления рубля. В отдельных отраслях ситуация во многом схожая с общеэкономической. Российский леспром, к примеру, за восемь месяцев 2013 года показал за исключением производства фанеры, хотя незначительное, но понижение по всему ассортименту товаров: от круглого леса до целлюлозы. По мнению аналитиков, оживления экономики стоит ждать не раньше середины 2014 года.

Фанера над стагнацией?

«В снижении показателей отрасли нет ничего удивительного, – считает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. – Стагнация в экономике, наблюдаемая с начала года и уже признанная нашими чиновниками, затронула многие отрасли, в том числе и целлюлозно-бумажную индустрию. Сокращение производства, наблюдаемое во многих отраслях, естественно, ведёт к сокращению спроса на многие виды продукции, в том числе и на лесобумажную продукцию».

Так, в январе-августе нынешнего года, по данным Росстата, производство древесной целлюлозы и целлюлозы из прочих волокнистых материалов в стране снизилось на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года и составило 4,8 млн. тонн. Производство лесоматериалов уменьшилось на 1,5% – до 14,1 млн. кубометров, а клееной фанеры – увеличилось на 4% – до 2,2 млн. кубометров.

Как ситуация в экономике влияет на работу отдельных предприятий?

«Мы держимся, даже запустили новое производство на участке «Цигломень» ЗАО «Лесозавод 25», – отвечает Наталья Пинягина, GR-директор Архангельского ЦБК. – Есть стабильная потребность в нашей продукции как в Европе, так и на внутреннем рынке, потому что мы выпускаем современные пиломатериалы, качество которых – одно из лучших в мире. Я бы назвала основной проблемой отрасли не стагнацию в экономике, а жуткий технический и технологический уровень многих предприятий, которые не модернизировались с советских времен. Очевидно, что их продукция сегодня не выдерживает никакой конкуренции, в связи с этим они и теряют свои позиции на рынке, что и отражает общее снижение производства в отрасли».

Не сильно жалуются на проблемы и представители органов власти лесных регионов. Так, заместитель начальника департамента лесного комплекса Вологодской области Роман Марков заявил, что в региональном ЛПК продолжают сохраняться позитивные тенденции.

«Индексы физического объема по лесопромышленному комплексу области в январе-августе 2013 года составили: по целлюлозно-бумажному производству – 120,3%, по обработке древесины и производству изделий из дерева – 106,3%, по лесозаготовке – 105,6%, – комментирует Роман Марков. – Стабильно продолжают работать и целлюлозно-бумажные предприятия. Производство бумаги за январь-август 2013 года возросло на 3,4% и составило 53 тысячи тонн, картона – в 1,7 раза, что в натуральном выражении составило 33 тысячи тонн. Всего отгружено предприятиями ЛПК области продукции на сумму 15,8 млрд. рублей, что на 6,7% больше к аналогичному периоду прошлого года».

Спасение – в интеграции?

По мнению Натальи Пинягиной, уверенно сегодня в отрасли себя ощущают только крупные вертикально-интегрированные структуры, которые могут гибко и мобильно управлять своими финансовыми, кадровыми и материальными ресурсами.

«За счет интеграции мы леспромхозы оснащаем самой высокопроизводительной техникой для лесозаготовки, строим современное лесопильное предприятие, – перечислила достижения GR-директор Архангельского ЦБК. – Отдельно ни леспромхоз, ни лесопилка не способны ни аккумулировать, ни привлечь со стороны большие финансовые ресурсы для модернизации. Пока еще держится ряд крупных компаний – мы – Архангельский ЦБК и Группа «Титан», Группа «Илим», Монди Сыктывкарский ЦБК. Остальные, а таких большинство, не вкладывают деньги в модернизацию, а поэтому проигрывают на рынке».

В развитых странах на рынке выживают только транснациональные лесные корпорации. Причем процесс слияния и поглощения в мировой лесобумажной промышленности все еще продолжается. Например, европейские эксперты предсказывают скорое объединение двух лесопромышленных гигантов Финляндии – UPM и Stora Enso. Косвенным признаком этого они считают завершение процессов реорганизации в обеих компаниях, после чего они готовы к осуществлению сделки века. Кроме того, котировки акций UPM и Stora Enso выросли за короткий срок. Эксперты полагают, что все это может говорить о начале закулисной игры. Если слияние UPM и Stora Enso произойдет, то доля рынка новой компании вырастет до 40%, что влечет за собой вопросы о соблюдении антимонопольного законодательства и получения одобрения Евросоюза.

По мнению ведущего эксперта УК «Финам Менеджмент» Дмитрия Баранова, объединение двух крупных игроков может объясняться их стремлением укрепить свои конкурентные позиции на европейском и мировом бумажном рынке, желанием увеличить объёмы производства и прибыль, сократить издержки и в целом стать более эффективным холдингом. Вряд ли это ответ на нынешний кризис, ведь кризисы приходят и уходят, а бумага требуется всегда. «Когда закончатся кризисные явления в экономике – компаниям снова «разводиться», что ли?» – резонно спрашивает эксперт. По его мнению, такой крупный игрок в состоянии серьезно изменить всю картину целлюлозно-бумажной отрасли, задать новый вектор её развития, способствовать переделу рынков под себя и, конечно же, компании не откажутся от таких перспектив.

У нас своя лесная дорога?
Может ли дальнейшая интеграция отрасли стать панацеей от системных проблем в России?

По мнению директора по природоохранной политике WWF России Евгения Шварца, нынешний Лесной кодекс РФ и принимался как раз для стимулирования поглощений и слияния, чтобы дать возможность прийти в сектор новым компаниям и инвестициями собрать отрасль в руках нескольких крупных игроков. Этого не произошло. Появление новых игроков определяется общеэкономической ситуацией и логикой развития, а не только регулированием российского законодательства. Тем не менее эколог отметил среди знаковых событий приход в Россию International Paper и вхождение в отрасль в качестве партнера Группы «Илим». По мнению Шварца, это та модель, которая должна цивилизованно реализовываться в России.

«Теоретически, такие процессы слияния возможны и в России, – рассуждает Дмитрий Баранов, – но у нас есть свои особенности, которые могут повлиять на такое объединение. Во-первых, наша целлюлозно-бумажная промышленность уже достаточно давно структурирована: у нас есть свои крупные игроки, есть средние компании, а небольших компаний в этом сегменте практически не осталось, они просто не выдержали конкуренции либо уже были куплены более крупными игроками. Во-вторых, все наши ключевые игроки ЦБП обладают большими амбициями, это в полной мере относится и к их владельцам, поэтому для них пойти на слияние – это, в какой-то степени, признание собственного поражения на рынке, на что они категорически не согласятся. В-третьих, у нас достаточно жёсткое антимонопольное законодательство и слияние нескольких компаний практически сразу приведёт к появлению если не полного монополиста, то игрока, который будет обладать очень значительной долей рынка, а по отдельным видам продукции может быть и 100% монополистом. Вряд ли компаниям-участникам подобного слияния удастся получить разрешение ФАС на такую сделку. Так что хотя теоретически возможность такого слияния в России имеется, но вряд ли стоит его ждать в ближайшее время».

Чего же стоит ждать?

GR-директор Архангельского ЦБК Наталья Пинягина считает, что одна из проблем, которая может затормозить дальнейшее развитие отрасли, – это лесообеспечение. Отсутствие транспортной инфраструктуры, постоянный рост цен и тарифов на энергоносители и перевозки делает процесс добычи сырья все более дорогим и затруднительным. Власть призывает к переходу на интенсивную модель лесопользования, но для этого нужны дороги, развитое лесное питомническое хозяйство, а денег на эти цели выделяется мало. Переход на единую субвенцию, по ее мнению, может окончательно погубить все лесное хозяйство.

Если говорить о перспективах работы ЦБП, то не исключено, что существующая пока негативная динамика производства и потребления продолжится до конца года, а рост начнётся лишь в 2014 году, да и то не сразу, делает прогноз Дмитрий Баранов. Объясняется это тем, что пока в экономике нет никаких сигналов, которые можно было бы трактовать как окончание или хотя бы замедление стагнации. Рост производства находится на уровне статистической погрешности, объёмы производства продолжают сокращаться, наблюдается снижение цен на многие виды промышленных товаров. Изменение ситуации в 2014 году может наступить вследствие сокращения запасов большинства товаров, частичного улучшения конъюнктуры в ряде отраслей, замораживания тарифов естественных монополий, что позволит многим производителям улучшить своё финансовое состояние и даст им возможность увеличить закупки требуемого им сырья и готовой продукции.

Несмотря на диагноз, который огласил министр экономического развития перед депутатами, сам Алексей Улюкаев смотрит в будущее со сдержанным оптимизмом: «У нас инвестиции и капитальное строительство в июле-августе приросли, но пока еще это первые, робкие тенденции».

Но и это, согласитесь, уже обнадеживает.

Иван ЯКУБОВ
«Российские лесные вести», 20.09.2013

Союз предприятий печатной индустрии

ГК «Дубль В»

UPM.RU | The Biofore Company

Лесной форум Гринпис России

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Ctrl+Enter
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: