Союз Бумажных Оптовиков

«Инвестиционный проект Сегежского ЦБК – это вызов и шанс для профессионалов»

Интервью с и.о. генерального директора АО «Сегежский ЦБК» Николаем Наумовым

Н.Ю. Наумов, и.о. ген. директора АО «Сегежский ЦБК»С середины сентября 2014 года исполняющим обязанности генерального директора АО «Сегежский ЦБК» был назначен Николай Юрьевич Наумов.

До этого назначения Николай Наумов в течение месяца проработал в должности заместителя генерального директора комбината. И весь сентябрь новый руководитель Сегежского ЦБК, до недавнего времени возглавлявший Усть-Илимский ЦБК, имеющий опыт руководства другими крупными предприятиями отрасли, изучал ситуацию на сегежском предприятии, знакомился с коллективом. Побывал во всех цехах и на всех производствах, общался с работниками.

В первый же день своего назначения, сразу после того, как предприятие отметило профессиональный праздник – День работников леса и одновременно 75-летний юбилей, Николай Наумов собрал всех руководителей производств, служб и цехов. Собрал для предметного разговора – о том, как отработали в августе и сентябре, что нужно оперативно предпринять для устранения очевидных потерь. И одновременно – для формулировки стратегических целей на ближайшие годы.

Сегодня такой предметный разговор, касающийся как повседневной деятельности предприятия, так и перспективы, - регулярная практика. В цифрах цель формулируется так: к 2017 году производство бумаги на Сегежском ЦБК должно вырасти с сегодняшних – рекордных за последние три года – 251 тысячи тонн до 360 тысяч тонн.

Возможен ли такой прирост производства на предприятии, скажем так, не самом молодом, только что отметившем 75-летие и уже ставившем рекорды?

Мой опыт работы генеральным директором Усть-Илимского ЦБК доказывает: в принципе возможен. Когда меня пригласили возглавить комбинат в Усть-Илимске, ситуация на нем была практически такой же, какую я увидел в августе-сентябре в Сегеже.

Да, работать пришлось много, всем – от директора до рабочего. Поначалу – почти без выходных. Но за год-другой мы шаг за шагом выявили и устранили причины постоянной аварийности, добились стабильной работы предприятия. Удалось это сделать без грандиозных проектов, крупных вложений, зачастую – преимущественно организационными мерами.

Состояние дел на Сегежском ЦБК словно вернуло меня на пять лет назад. Причин для внезапных сбоев – столько же, сколько было на сибирском комбинате. Отсутствие систематизированной базы данных обо всех зонах риска, путях снижения затрат, устранения потерь. Нет реальной, нацеленной на достижение конечного результата, мотивации работников и руководителей.

Собственно, прежний опыт подсказывает, с чего начинать: выстраивать мотивацию, дать необходимые знания на специальных курсах. Весь производственный процесс в деталях, место и задачи каждого работника - определить.

Больших финансовых затрат и тогда не потребовалось, и в Сегеже не потребуется: итогом такой работы станут конкретные проекты по снижению издержек, уменьшению потерь. У каждого подобного проекта будет ясный и считаемый экономический эффект.

Снижение издержек, уменьшение потерь – это известный, в том числе и на Сегежском ЦБК, метод. Но для прироста в 110 тысяч тонн бумаги в год вряд ли обойтись без многомиллионных инвестиций…

Начнем с того, что комбинат и сегодня не обделен финансированием: в 2014 году на технические мероприятия акционерами было выделено около 800 миллионов рублей. Очень неплохие деньги, если распорядиться ими грамотно. Чтобы каждый вложенный рубль принес эффект, а не уходил из года в год в одни и те же прорехи.

Конечно, для достижения заявленных 360 тысяч тонн бумаги в год одних точечных вложений – недостаточно. Когда мы, используя амортизационные отчисления, устраним очевидные проблемы, снизим количество брака, выйдем на безаварийную работу – словом, задействуем видимые невооруженным глазом резервы, это даст дополнительно 30-35 тысяч тонн. Немало, но это лишь программа-минимум.

Для кардинального прироста производства без инвестиций в реконструкцию не обойтись. Общие контуры этого стратегического инвестиционного проекта известны, детали сейчас активно прорабатываются. Безусловно, реконструкция и модернизация коснутся и энергетического хозяйства, и варочного производства, и бумажной фабрики. Мы ведем интенсивные переговоры с ведущими экспертами и производителями оборудования, возникают очень интересные, порой оригинальные решения.

Всё просчитаем и объединим в надежный, хороший инвестиционный проект.

Однако, «хороший проект» у Сегежи уже был…

«Белый Медведь», я знаю. Мощный проект. И мне сейчас даже удивительно, что к реализации столь масштабного проекта, к большим задачам коллектив морально оказывается не готов. Казалось бы, такая грандиозная цель! Должны быть и соответствующая организация производства, и высочайшая квалификация всех, кому предстояло воплотить проект. Но такого настроя я, начав знакомиться с комбинатом, не обнаружил.

Мне причины были ясны: «переходный период» с установкой – работаем с тем, что есть, отложив крупные проекты, – затянулся. Это многих расхолодило. С большим количеством людей пообщался, они всё понимают, даже знают, что и как можно было бы предпринять, но целеустремленной и волевой команды – нет.

Но я совершенно не склонен винить работников и специалистов.

Напротив, надеюсь, что именно сейчас сложилась уникальная ситуация, критическая. И новая задача позволит по-настоящему проявиться неравнодушным и грамотным специалистам, готовым совершить в Сегеже рывок, заняться работой, достойной профессионала. Но случайным или остывшим, выгоревшим людям придется уступить место тем, кто хочет работать.

Кто хочет, но не умеет, - научим. С теми, кто не умеет и не хочет ни учиться, ни работать, - расстанемся.

Вы формулируете откровенно жесткую кадровую политику. Ожидать притока кадров извне?

Нет, да и не может быть сегодня никакого «притока». Неоткуда. Во всей России полностью утрачена система подготовки кадров для производства. Как рабочего, так и инженерного состава. И не только в нашей отрасли. Не ошибусь, если скажу: последних двух выпускников политехнического института принимал на Балахнинский ЦБК в 1996 году…

Двадцать лет назад кадровая ситуация в стране позволяла выпускнику института уже через год проявить себя, расти, добиваться карьерных и жизненных целей, иметь перспективу – и связывать эту перспективу с развитием предприятия. Или, напротив, понять, что это не твое – и уйти.

Сегодня на подготовку специалиста в реальных производственных условиях приходится тратить «институтские» пять лет – и без гарантии результата. Увы, промышленное предприятие сегодня не может конкурировать с другими способами быстрых, легких вариантов достижения благополучия.

Да, можно привлечь одного-двух топ-менеджеров извне, но этого для решения поставленных задач, конечно же, недостаточно. Так что всех необходимых производству людей будем искать здесь, на месте.

Скажу откровенно, во время встреч в коллективах еще осенью приметил несколько перспективных, на мой взгляд, профессионалов. Если потянут задачи посложнее – вырастут.

И в целом очень скоро на Сегежском ЦБК будет запущена не только вертикальная, но и горизонтальная ротация кадров. Применю весь накопленный прежде опыт для формирования системы постоянной проверки умений и возможностей работников. Специально созданные группы, из рабочих и инженеров, анализировали – что и как можно сделать для снижения затрат, повышения эффективности, проводили расчеты. Лучшие и самые перспективные предложения войдут в бюджет.

Да и систему мотивации, полагаю, подтянем к выполнению этих задач. По сути, эта система должна быть проста и прозрачна. Достижение высокого конечного результата должно так поощряться материально, чтобы работник был кровно заинтересован этого результата достичь. Одновременно каждый должен понимать, какие его действия к лучшему конечному результату наверняка приведут.

Мы уже начали обучение руководителей, мастеров – они учатся анализировать, искать истинные причины аварийности, нестабильности работы оборудования. Уже вижу: люди заинтересовались. Значит, будем идти с этой программой обучения дальше, к рабочим. До каждого рабочего места…

Толковый и заинтересованный в успехе работник должен ощутить, насколько его благополучие может вырасти – если он реально участвует в развитии комбината.

На прежнем месте моего директорства это работало, и в итоге принесло внушительный прирост производительности. Не вижу причин, по которым такая система не произведет того же эффекта в Сегеже...

Какие угрозы, местные и в отрасли в целом, могут повлиять на осуществление планов?

В отрасли в целом угроз всего несколько, чаще – только две, но критические. Это сырье и энергетика, на них приходится львиная доля себестоимости целлюлозы и бумаги.

Энергозависимость, долги привели к банкротству такое мощное предприятие, как Соломбальский ЦБК. Рискованная сырьевая политика вместе с неподъемной социальной сферой обрушили Кондопожский ЦБК, ныне вынужденный работать вполсилы. Безусловно, на каждом из этих комбинатов были и другие просчеты в стратегии производства, рынка продукции.

Но как опыт подкошенных гигантов, так и противоположный пример успешно работающих в России компаний – группы Монди, Интернейшнл Пейпер, Архангельского ЦБК, имеющих свою лесосырьевую базу, – показывает: без гарантированного, собственного лесоснабжения, полностью обеспечивающего планы «на вырост», мы постоянно рискуем все потерять.

В этой части у Сегежского ЦБК есть перспективы. Лесозаготовители группы компаний, в которую комбинат входит, нацелены на рост производства. Другое дело, что бизнесу без реальной поддержки государства не удастся стать конкурентоспособным. Нужны вложения в дороги, в инфраструктуру, а это огромные, а для производства – неподъемные затраты. Знаю, что проблему многие годы обсуждают, но так пока и не решили.

Энергозависимость Сегежского ЦБК я бы назвал критической: 70 процентов электроэнергии приобретаем извне, мазута – до 100 тысяч тонн в год. Это огромные расходы.

Жизненно важно уйти от энергетической кабалы. Энергоаудит, проведенный на предприятии, подтверждает: некоторые возможности для изменения ситуации есть. Имеющиеся турбины можем «разогнать», повысив их КПД с 70 до 90 процентов. Однако без капитального ремонта, а впоследствии – нового, современного и эффективного энергокотла не обойтись. Проект существует, заведомо эффективный, позволяющий полностью уйти от использования мазута, поднять качество целлюлозы и бумаги, снизить себестоимость.

Николай Юрьевич, итоговый вопрос. Три месяца вы уже возглавляете Сегежский ЦБК. Удается ли воплощать задуманное? Все такой же реальной остается перспектива нарастить производство через три года в полтора раза, используя именно локальные, но рентабельные проекты?

Удается воплощать. Октябрь и ноябрь комбинат завершил с перевыполнением плана, с превышением показателей прошлого года. Надеюсь, и итоги декабря не огорчат. По предварительным расчетам, на 3000 тонн превысим плановые показатели, это объем четырех суток работы.

Главное же по-прежнему вижу не в рекордах. Нам нужны высокие результаты в том, что не относится к «парадной» стороне: необходимы стабильность работы, безаварийность, максимальное снижение брака. Нужна ответственность каждого работника комбината, рабочего и инженера, на своем конкретном месте.

Времени убедиться в том, что «переходный период» завершился, было достаточно. И надеюсь, те, кто определился, осознал, что его благополучие и профессиональный, карьерный рост связаны исключительно с Сегежским ЦБК, будут работать с полной отдачей. Это – единственная гарантия реальности и воплощения любых, самых масштабных планов.

Справка:

18 августа 2014 года Николай Юрьевич Наумов назначен заместителем генерального директора АО «Сегежский ЦБК». С середины сентября – исполняющий обязанности генерального директора, с19 ноября – исполнительный директор комбината.

Николаю Юрьевичу Наумову 60 лет. В Архангельске, где прошли его детство и юность, он окончил профтехучилище по специальности слесарь КИП и Архангельский лесотехнический институт. В институте учился заочно, совмещая учебу с работой на Архангельском ЦБК, где уже в 30-летнем возрасте был назначен начальником цеха производства бумаги.

После окончания учёбы Николая Юрьевича пригласили работать на Балахнинский ЦБК (сейчас ОАО «Волга»), где он последовательно возглавил сначала целлюлозный, затем – оба бумажных цеха.

В 2005 году Николай Наумов некоторое время работает сразу на двух предприятиях, объединенных в холдинг,– директором Балахнинского ЦБК и директором по производству Майкопского ЦБК (ныне – ЗАО Картонтара). С 2007 года – техническим директором Балахнинского комбината и руководителем проекта по сжиганию кородревесных отходов.

В 2009 году Николай Юрьевич принял предложение о работе в группе «ИЛИМ» и был назначен директором ЦБК в Усть-Илимске.

За пять лет работы Николая Юрьевича комбинат в Усть-Илимске стал лучшим ЦБК в группе «ИЛИМ» и одним из десяти лучших ЦБК в мире. Сам Николай Наумов три года подряд становился лучшим директором группы «ИЛИМ», его имя называлось в рейтинге «Сто лучших руководителей России». В 2013 году после сорока двух лет активной работы в отрасли Николаю Юрьевичу Наумову присвоено звание почётного работника лесной промышленности и ветерана труда России.

В Усть-Илимске под руководством Николая Наумова реализованы проекты реконструкции двух варочных и содорегенерационного котлов, модернизации и реконструкции целлюлозного производства. Сравнительно небольшие проекты реконструкции позволили снизить себестоимость и увеличить выпуск продукции на 100 тыс. тонн.

Источник: Сегежский ЦБК
26.12.2014

СОЮЗ БУМАЖНЫХ ОПТОВИКОВ (ранее Содружество бумажных оптовиков)

Союз бумажных оптовиков

Лесной форум Гринпис России

Каталог типографий. Офсетная и цифровая печать. Сувениры и упаковка

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Система Orphus
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: