SBO-PAPER.RU

Ведущий банкир сектора ЛПК ЕБРР Дмитрий Логинов: Красноярск не Уругвай?

Европейский банк реконструкции и развития оказывает содействие многим крупным проектам в сфере освоения лесных ресурсов и глубокой переработки древесины. Недавно банк провел исследование, посвященное инвестиционной привлекательности российского лесного сектора. В отчете ЕБРР провел анализ трех лесных регионов страны - Вологодской области, Красноярского и Хабаровского краев - в сопоставлении с пятью странами, ведущими конкурентную борьбу за привлечение инвесторов для строительства новых ЦБК.

О результатах исследований корреспондент издания «Российские лесные вести» Иван Якубов беседует с ведущим банкиром сектора ЛПК Европейского банка реконструкции и развития Дмитрием Логиновым.

- Как давно банк поддерживает российский ЛПК?

- С начала первых инвестиций ЕБРР в российский ЛПК прошло уже более 15 лет. Среди первых проектов банка в этом секторе было участие в акционерном капитале Сыктывкарского целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК). За ним последовало множество проектов другого профиля, предусматривающих внедрение методов устойчивого лесопользования, реструктуризацию лесопромышленных предприятий, повышение показателей охраны окружающей среды, введение норм надлежащего корпоративного управления.

- Почему банк инвестирует в развитие лесного сектора России? Вы оцениваете его инвестиционную привлекательность достаточно высоко?

- Отрадно, что российские и иностранные инвесторы по-прежнему держат в поле своего внимания инвестиции в российский лесной сектор, несмотря на факторы неопределенности и трудности, возникшие в мировой экономике.

Многие инвесторы, однако, считают инвестиционный климат в России менее привлекательным по сравнению с инвестиционным климатом в ряде других стран с развивающимися рынками, которые ведут сегодня конкурентную борьбу за привлечение инвесторов в ЛПК.

Мы считаем, что инвестиционный климат в России - при условии его изменения в лучшую сторону - придаст привлекательность громадным лесным массивам страны в мировом состязании за инвесторов, готовых вкладывать деньги в строительство новых предприятий.

- Какие инвестиции были реализованы банком в отечественном ЛПК? Каковы результаты?

- С 2002 года ЕБРР инвестировал около 350 миллионов евро собственных средств в виде кредитов и участия в акционерном капитале в 15 проектов в лесопромышленном комплексе России. Данные проекты располагаются преимущественно в Северо-Западном и Центральном федеральном округах. ЕБРР финансировал проекты в разных сегментах отрасли, от лесопиления и производства древесных плит до расширения лесозаготовок в рамках модернизации целлюлозно-бумажного производства. Все проекты, профинансированные нашим банком, были успешно реализованы и сейчас работают в плановом режиме, производя продукцию для внутреннего рынка.

Присутствие ЕБРР в качестве кредитора с долгосрочной стратегией, а в ряде случаев как акционера проекта, помогло предприятиям благополучно пережить кризисный период 2008 - 2009 годов. Банк способствует привлечению крупных иностранных инвесторов в сектор, которые приходят со своими ноу-хау и технологиями и, в конечном счете, серьезно влияют на состояние региональной бизнес-среды и поведение игроков в отрасли. Один из недавних проектов, профинансированных ЕБРР, - новый завод Кроноспан по производству ОСП. ЕБРР организовал кредит на сумму 120 млн евро, в котором участвовал синдикат коммерческих банков на сумму 40 млн евро.

- Какова в целом стратегия вашего банка в лесной сфере?

- В лесном секторе банк финансирует предприятия, производящие продукцию с высокой добавленной стоимостью и направленные на глубокую переработку древесины. ЕБРР не финансирует проекты, связанные исключительно с заготовкой и экспортом сырья. В то же время наш банк поддерживает развитие лесозаготовки и применение передовых и экологически ответственных лесозаготовительных практик в рамках проектов переработки леса.

Стратегию банка в лесном секторе можно кратко сформулировать в трех основных положениях:

Первое - финансировать устойчивые с финансовой точки зрения и экономически обоснованные проекты (это общее правило, распространяющееся на деятельность любого банка)

Второе - финансировать проекты, в которых участие банка способствует улучшению корпоративного управления, экологически ответственного поведения и развитию рыночных институтов и механизмов

Третье - финансировать проекты, нацеленные на устойчивое лесопользование и управление и осуществляемые социально ответственными инвесторами и операторами проекта.

- Как банк участвует в реализации Стратегии развития лесного комплекса РФ до 2020 года?

- Развитие лесного комплекса в Российской Федерации, на наш взгляд, зависит от частной инициативы и реализации проектов частных предприятий. Государство, банки и финансовые организации играют вспомогательную роль в данном процессе. ЕБРР как международный финансовый институт, созданный с целью поддержки перехода к рыночной экономике и развития частного сектора, нацелен на финансирование проектов тех предприятий, которые являются локомотивами роста в лесной отрасли и отвечают критериям, предъявляемым ЕБРР ко всем клиентам.

Печально, что, несмотря на крупнейшие мировые запасы леса, доля лесопромышленного комплекса в ВВП России все еще незначительна. Для лучшего понимания проблем, с которыми сталкивается российский лесной сектор в глобальном контексте, ЕБРР недавно проанализировал привлекательнось лесопромышленного комплекса России на примере инвестиций в новое производство целлюлозы. Данный анализ показал, что наряду с имеющимися естественными конкурентными преимуществами российского ЛПК важную роль в принятии инвестором решения об осуществлении проекта в России играют другие факторы.

Мы думаем, и наша точка зрения совпадает с мнением потенциальных инвесторов, что правительство РФ располагает всем необходимым для начала форсированной реализации плана действий по активному привлечению крупных инвесторов в сектор, в том числе за счет создания институциональных механизмов содействия инвестиционному процессу для ключевых проектов.

- Что показал анализ?

- В качестве базы сравнения были выбраны три региона страны - Вологодская область, Красноярский край и Хабаровский край. Мы сопоставили данные регионы с пятью странами - Бразилией, Уругваем, Чили, Австралией и Мозамбиком. Все эти страны являются конкурентами России на мировой арене в лесной сфере и борются за привлечение инвесторов в свой лесопромышленный комплекс.

Такой сравнительный анализ является непростой задачей, прежде всего из-за его специфики, так как разные районы размещения заводов характеризуются разными климатическими условиями, разным породным составом леса, разными уровнями развития инфраструктуры, разными позициями органов власти на местах по вопросам развития ЛПК и так далее. Для целей сравнительного анализа мы выбрали предприятия мощностью 1,3-1,5 млн тонн в год, т.е. это мощности крупнейших на сегодня из построенных в мире целлюлозных заводов. У российских заводов мощности ниже, например 0,8-1,0 млн тонн в год.

- Понятное дело, ведь самому молодому ЦБК в России 30 лет...

- Совершенно верно. При этом новый целлюлозный завод несет массу преимуществ для экономики, при условии, что он находится в собственности и эксплуатации у промышленной компании с хорошей репутацией и грамотным менеджментом.

Новый целлюлозный завод повысит показатели самообеспеченности страны в области пригодной для химической переработки целлюлозы, будет способствовать развитию в России производства бумаги типографского и санитарно-гигиенического назначения, а также картона. В этой области уже возникает дефицит макулатурного сырья, цены на которое растут.

Кроме того, мы должны отметить, что молодые выпускники вузов в этих трех лесных районах страны не проявляют особого интереса к трудоустройству в ЛПК, потому что он считается депрессивным. Новый целлюлозный завод, находящийся в собственности и эксплуатации у пользующейся достойной репутацией лесопромышленной компании, позволит изменить представление о ЛПК в лучшую сторону.

Естественно, что деятельность нового целлюлозного завода способствует экономическому росту и притоку налоговых поступлений; кроме того, она окажет положительное влияние на развитие других смежных сегментов отрасли, например на сегмент деревообработки, упаковочных материалов, биоэнергетики, ориентированной на внутренние и экспортные рынки.

- Насколько рентабельно в финансовом отношении вложение капитала в российскую целлюлозную промышленность?

- Как показывают результаты исследования, издержки на производство российской целлюлозы с учетом стоимости ее доставки в Китай делают ее конкурентоспособной. В России хвойная целлюлоза стоит $320-370 за 1 тонну, у ее конкурентов $350. Лиственная целлюлоза в России стоит $310-350 за тонну. В Латинской Америке $350-390.

Итак, по этому параметру у России все в порядке. Но сколько нужно инвестировать в строительство нового целлюлозного завода мирового класса с конкурентоспособными мощностями по выпуску товарной целлюлозы в России и в странах-конкурентах? В России - $2,5 млрд в завод, который будет выпускать 1,32 млн тонн товарной продукции в год. В странах-конкурентах $2-2,5 млрд при 1,45 млн тонн в год соответственно. Как говорится, почувствуйте разницу.

Из-за состава сырья мощности целлюлозного завода в России ниже, чем в странах-конкурентах. Таким образом, капитальные затраты на тонну выпускаемой продукции составляют в России $1900, в то время как в других странах $1400-1750.

Сможет ли новый целлюлозный завод "добывать зеленое золото"? Как показывает проведенное исследование, вновь построенный в России завод будет давать примерно 10% прибыли на вложенный в него капитал. Норма прибыли, например, в Уругвае значительно выше.

Чтобы считаться в глазах финансового сообщества надежным проектом, строительство нового целлюлозного завода должно финансироваться на 50% из собственных средств его владельцев. Это означает, что на строительство в России нового завода по выпуску товарной целлюлозы без вложения капитала в инфраструктуру требуется приблизительно $1,25 млрд собственного капитала.

- Кто же может позволить себе вложение капитала в таких объемах в строительство нового предприятия?

- Чтобы дать честный ответ на этот вопрос, нужно обратить внимание на группу компаний, состоящую из 5 крупнейших производителей товарной целлюлозы и 5 крупнейших производителей бумажной продукции. Действительно, ряд компаний из этой группы, такие, как Ботния, Стора Энсо, Содра и ЮПМ, изучали возможности реализации в России проектов такого масштаба, но пока так ничего и не вложили в строительство новых заводов.

В уже действующие целлюлозно-бумажные комбинаты в России очень крупные объемы инвестиций - порядка $1 млрд - вложили только такие компании, как Монди и International Paper (также в качестве акционера группы Илим).

Естественно, нельзя исключать, что в долгосрочной перспективе, возможно, появятся и другие отечественные игроки, которых не отпугнет достаточно невысокая норма рентабельности в отрасли и которые смогут применить накопленные опыт и знания в данной сфере. Однако объем собственных средств, требуемых для реализации такого проекта, заставляет предположить, что скорее это могут быть компании из смежных отраслей, например, крупные российские компании, работающие в области добычи и переработки полезных ископаемых. В России не очень много компаний, имеющих $1-1,5 млрд свободных средств с опытом строительства и эксплуатации крупных промышленных объектов такого масштаба.

- Итак, какие же риски являются главными в этих трех российских лесных районах по сравнению с рисками стран - конкурентов России?

- Надо ответить на ряд вопросов, чтобы понять, в чем Россия проигрывает нашим конкурентам. Источниками получения древесины в России являются бореальные леса, годовой прирост которых составляет 1-3,5 м3/га. В странах-конкурентах это лесопосадки, которые растут со скоростью 17-35 м3/га. В связи с этим в России для снабжения современного целлюлозного комбината сырьем необходимо от 3 до 10 млн га лесных угодий в активной промышленной эксплуатации, с плечом доставки 300-550 км. В том же Уругвае достаточно будет лесосырьевой базы на площади 0,2-0,3 млн га, с гораздо меньшим плечом доставки в 100-300 км.

Как показало исследование - и это неудивительно, целлюлозный завод нужно строить около источника его снабжения сырьем, т.е. в лесном массиве. В условиях России это означает отдаленную местность с практически неразвитой инфраструктурой и отсутствием опыта строительства крупных промышленных объектов. Во всем мире основа рынка лесопромышленных услуг в области лесозаготовки - это качественно работающий малый и средний бизнес, являющийся одной из главных сильных сторон таких государств, как Финляндия и Канада. Малый бизнес строит и содержит лесные дороги, реализует лесохозяйственные, лесовосстановительные мероприятия, но в этих трех российских лесных районах такой малый бизнес очень слабо представлен. Этот фактор усугубляет непредсказуемость инвестиционного климата, требует закладывать в расчеты себестоимости дополнительный запас прочности.

- Пока мы рассматривали результаты исследования с точки зрения стоимости строительства и эксплуатации новых предприятий. Но какое влияние оказывают политико-экономические и нормативно-правовые факторы на реализацию проекта?

- Нам известно, что в настоящее время инвесторы учитывают стабильность и предсказуемость как составляющие инвестиционной среды. В глобальном сравнительном анализе инвестиционного климата, в основу которого положен ряд аналитических исследований, проведенных независимыми организациями, Россия занимает невысокое место в сопоставлении со странами, где построены целлюлозные заводы. В этом отношении сдерживающими факторами в России являются плохо отлаженная административная база и длительный процесс получения различных разрешений и согласований. Одним из важных результатов исследования стало осознание того, что низкие цены на древесину не компенсируют влияние данных факторов.

Как недавно объясняла нам одна из крупнейших мировых лесопромышленных компаний, строить в России новый целлюлозный завод можно, только если правительство РФ гарантирует долгосрочное снабжение его сырьем в требуемых объемах и разделит с инвестором затраты на создание обслуживающей инфраструктуры.

- Значит, скептики правы в том, что в России не имеет смысла строить новые крупные целлюлозные заводы?

- Без проведения реформ скепсис всегда будет перевешивать оптимизм и за деревьями не будет виден лес. Но именно здесь и должно сказать свое веское слово правительство РФ. В ходе исследования анализировалась передовая практика создания благоприятных условий для рационального вложения частного капитала при условии проведения реформ и оказания государственной поддержки в развитии инфраструктуры.

Например, правительство Бразилии создало специальную правительственную группу, поручив ей ведение диалога с 10 крупнейшими глобальными игроками в отрасли. Поставленная перед этой группой задача заключалась в привлечении инвесторов, и ей были даны широкие полномочия по обсуждению вопросов, связанных с проведением реформ в секторе и оказанием требуемой поддержки в реализации крупных стратегических проектов. Россия может перенять данный положительный опыт для привлечения крупных инвестиций в ЛПК.

Пакет реформ должен быть нацелен на повышение общей привлекательности России путем разработки таких схем налогообложения и финансирования, которые создадут стимулы для выбора инвесторами именно России как страны для вложения инвестиций, а не ее главных конкурентов.

Иван Якубов,
«Российские лесные вести» (lesvesti.ru), 08.06.2012

Союз предприятий печатной индустрии

ГК «Дубль В»

UPM.RU | The Biofore Company

Лесной форум Гринпис России

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Система Orphus
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: