SBO-PAPER.RU

Кирилл Гуляев, генеральный директор «ППК»: «Смерть» печатной прессы не доказана»

В июне этого года Первый полиграфический комбинат (ППК) официально сообщил о смене генерального директора - Дмитрий Дементьев покинул занимаемый пост, а на его место был назначен Кирилл Гуляев.

Кирилл Викторович, насколько ожидаемым для вас было назначение на пост генерального директора одного из ведущих полиграфических предприятий России?

– Как у человека в достаточной мере амбициозного, у меня всегда есть профессиональные цели, которых я стремлюсь достичь. Чтобы получать удовольствие от того, чем ты занимаешься, нужно постоянно двигаться вперед и осваивать новые широты. Не буду скрывать, предложение возглавить ППК стало для меня неожиданностью. Но раздумывать не пришлось - это та самая вершина, достижение которой принесет мне удовольствие. При этом я четко понимаю, какая ответственность лежит сейчас на мне - и перед сотрудниками и партнерами, и перед самим собой.

Как давно вы работаете в ППК?

– В ППК я полтора года. С самим комбинатом был знаком по предыдущей работе в издательстве. За полтора года я успел разобраться и во всех особенностях производства и внутреннего устройства ППК. Поэтому у меня сложилось достаточно широкое видение того, что представляет собой типография сегодня и в каких направлениях она может развиваться.

Вы пришли в ППК из издательского дела. Расскажите, пожалуйста, подробнее о своем опыте в данном сегменте и собираетесь ли вы его применять на новом месте?

– В издательском деле я десять лет. Был и рядовым сотрудником, и руководителем по направлению допечатного производства. Непосредственно перед приходом на ППК работал техническим директором издательства, где помимо подготовки изданий к печати отвечал за взаимодействие с типографиями и контроль качества тиража.

Конечно, мои знания издательского дела не ограничиваются сферой должностных обязанностей. Работая внутри крупного издательства, я получил четкое понимание каждого этапа в цепочке выпуска журналов – начиная от регистрации издания до его распространения. И это, я считаю, очень ценно на моей новой должности. Например, для типографии цикл производства журнала заканчивается отгрузкой тиража. А для издателя тут-то как раз и начинается «головная боль» - в какую точку отвезти, сколько, когда, возвраты.… И, конечно, когда в двухсоттысячном тираже не достает пятидесяти экземпляров, типография не понимает паники заказчика. А издателю надо ломать схему распространения и заново все переигрывать. Это только один пример, а таких нюансов масса. Есть моменты, которые можно узнать только зная структуру изнутри. К тому же я понимаю, какими категориями мыслит наш клиент, что важно для него. Я рассчитываю, что мой издательский опыт найдет применение на ППК. Мне кажется, это будет во благо и комбинату, и клиентам.

Ждет ли «Первый полиграфический комбинат» глобальные перемены? Какие первостепенные задачи вы ставите перед собой на новом посту?

– У предприятия есть стратегия развития, она адекватна и состоянию рынка, и возможностям ППК. Не хочу бросаться в омут с головой, чтобы «глобальные изменения» не повернулись «глобальными катаклизмами». Поэтому общее направление пока менять я не собираюсь. Изменения, конечно, будут, но назвать их глобальными я не могу. Есть определенные планы, задачи. То, что на поверхности – кадровая политика. Мы уже начали работу по введению новой мотивационной системы для производственного персонала, которая нацелена на повышение эффективности работы сотрудников.

Каково ваше отношение к теории «смерти» печатной прессы?

– «Смерть» печатной прессы не доказана, поэтому это всего лишь частное мнение, которое кто-то разделяет, кто-то нет. Вообще, сегодня все так стремительно меняется, что строить какие-то прогнозы на 40 лет вперед можно только в качестве развлечения. Кто мог сказать еще лет десять назад, что появятся планшетники, социальные сети, журналы начнут уходить в «сеть» и появятся совершенно новые отрасли? С определенной долей вероятности можно прогнозировать будущее на 2-3 года вперед, да и то общими категориями, а не конкретными цифрами. Кто знает, а вдруг через пару лет интернет попадет под запрет, компьютеры перестанут быть персональными и все снова вернутся к печатным книгам и «живым» письмам?

Как вы можете оценить нынешнее состояние издательско-полиграфического рынка России?

– Российский журнальный рынок живет и развивается. Какие-то издания закрываются, но это вполне традиционное состояние для любого рынка – кто-то уходит, кто-то приходит. Жизнеспособные проекты процветают, появляются новые ниши. Ну, например, только на ППК за последний год пришло на печать много абсолютно новых журналов - «Первое, второе, третье», Mamas & Papas, «Мама, это я» и другие. Снижение тиражей тоже не признак «заката»: просто наименований становится все больше, издания специализируются. И этого не особенность издательского рынка России. Тенденция «сужения» массового производства сегодня актуальна во всех отраслях.

Полиграфия завязана на потребности рекламного и издательского рынка. Все в больше степени развитие нашей отрасли определяет реклама: насколько рекламодатели готовы платить за ту или иную технологию, востребована ли она. Например, сейчас актуальна персонализация изданий. В принципе, сегодня полиграфические возможности в состоянии воплотить практически любой креатив.

Наталья Решетова
Планета СМИ (planetasmi.ru), 04.07.2011

Союз предприятий печатной индустрии

ГК «Дубль В»

UPM.RU | The Biofore Company

Лесной форум Гринпис России

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Ctrl+Enter
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: