Союз Бумажных Оптовиков

В.Ю.Сенаторов, президент группы компаний «Дубль В»: «Наша миссия - системная интеграция в полиграфии»

Поставка печатных сортов бумаги - вопрос, затрагивающий всех без исключения игроков полиграфического рынка. Какую продукцию, и в каких объемах не выпускала бы типография, для нее крайне важно, по какой цене и на каких условиях будет закуплена бумага. В то же время, бумажный рынок - чуткий индикатор состояния нашей отрасли. Чтобы узнать о текущем положении дел в «бумажном» бизнесе, корреспондент полиграфического портала Print-forum задал несколько вопросов президенту группы компаний «Дубль В» Василию Юрьевичу Сенаторову.

Несколько слов об истории создания Вашей компании, её специализации на рынке, о доле рынка в различных сегментах

Сенаторов В.Ю.В этом году компании «Дубль В» исполняется 18 лет - в 1992 году мой партнер Василий Елагин и я создали фирму, и в названии «Дубль В» отражены «два Василия». С самого начала компания занималась поставками высококачественной мелованной бумаги, и до 1997 года была эксклюзивным дилером немецкой компании Zanders.

Zanders пришел на рынок СССР в 1976 году и стал спонсором московской олимпиады, за что получил благоволение высших властей, что позволило ему до самого конца СССР быть ведущим поставщиком высококачественной бумаги. После наступления рыночных отношений, потеряв своего главного контрагента – «Экспортлес», компания стала искать партнера для создания консигнационного склада в России. Таким партнером стала компания «Дубль В». Как раз в это время в России стала зарождаться новая, частная полиграфия. Появились такие известные имена как «Линия График» и «Альфа Дизайн». Мы росли вместе с ними.

В 1997 году Zanders принял решение расширять партнерскую сеть и начал работать с нашими конкурентами. Мы, в свою очередь, решили расширять ассортимент, так как не видели перспектив роста в рамках узкого дилерства, и заключили соглашение с группой IGEPA.

IGEPA - крупнейший немецкий оптовик, объединяющий 6 независимых торговых домов, связанных единой маркетинговой, брендинговой и закупочной политикой. На сегодняшний день группа имеет филиалы в 25 европейских странах, а также на других континентах. Принцип группы: «позиционируй себя глобально, а действуй локально» позволил ей неплохо преодолеть кризис.

Работая с группой мы всегда имели полную свободу в принятии решений, и при этом получали финансовую помощь, использовали общие каналы поставок и брэнды. Это помогло нам не только выжить в кризисный 1998 году, но и создать лидирующую на российском рынке компанию. Тесное сотрудничество помогло нам успешно пережить и 2009 год, ведь уже в 2008 мы имели в своем ассортименте более 3000 складских наименований бумаги, среди которых около 1000 наименований дизайнерской бумаги от 25 поставщиков, вдобавок к этому широчайший ассортимент переплетных материалов, упаковочных картонов, и многое другое. Этот ассортимент скрупулезно подбирался годами, и способен удовлетворить запрос любого производителя полиграфической продукции. Кроме субстратов мы предлагаем краски, клеи, фольгу, пленки, и самое главное, знания наших технологов.

На выставке DRUPA 2008 мы были единственной российской компанией, выступившей с собственным стендом, на котором мы заявили о нашей новой концепции: «системный интегратор в полиграфии». Это значит, что мы можем снабдить всеми необходимыми материалами любой полиграфический проект: от печати книги, до производства этикетки или коробки.

Как прошел кризисный 2009 год для Вашей компании и для отрасли в целом? Что пришлось сократить во время кризиса? Склад, персонал, зарплаты, филиалы, расходы на рекламу?

Имея большой складской запас в условиях снижающегося спроса накануне входа страны в кризис в 2008 году, мы действительно опасались, не станет ли он обузой. Но в итоге именно диверсификация позволила нам пережить 2009 год с меньшими потерями, чем в среднем по рынку. Когда сильно просела рекламная полиграфия, выручил спрос на материалы для упаковки. Несмотря на то, что объемы продаж снизились, мы сумели сохранить персонал. Сокращения коснулись только работников склада и части недавно нанятых менеджеров. Никто из проработавших в компании 5-7 лет не был уволен по сокращению, а на некоторые направления даже приняли на работу опытных специалистов, пришедших из других компаний нашего профиля.

Конечно, сократили расходы на рекламу, но такое решение было принято еще до кризиса, в 2008 году. Мы увидели, что реклама в журналах не дает отдачи, и сосредоточились на имиджевых мероприятиях, таких как наш турнир по горнолыжному спорту. Мы не отказались от проведения этого мероприятия в феврале 2009 года и устроили праздник для полиграфистов в самый разгар кризиса, а в этом году проводим уже юбилейный, десятый турнир.

Кроме этого, мы активно развиваем свой интернет-сайт, в этом году появится его английская версия.

Чего Вы ожидаете от нового 2010 года для Вашего бизнеса?

Я считаю, что кризисные процессы в нашей стране еще далеки от завершения, потому что у нас кризис имеет свои, более глубокие причины по сравнению с остальным миром. Без модернизации политической системы не будет модернизации экономики, поэтому быстрого улучшения ситуации я не ожидаю. Рекламная полиграфия тесно связана с другими отраслями экономики, к примеру, если будет развиваться строительство, то будет расти спрос и на печатную рекламу. Более-менее стабильно себя чувствует упаковка и этикетка. Книжно-журнальные типографии испытывают на себе влияние новых технологий - мобильных устройств и Интернета. Но я считаю, что здесь не все так трагично, как многие пытаются представить. Поколения людей, воспитанные на традиционных средствах коммуникации, будут продолжать читать бумажные книги и журналы. Думаю, печатные и электронные медиа еще долго будут существовать в симбиозе, что мы сейчас и наблюдаем.

2010 год будет напряженным, он еще «подчистит» ситуацию на полиграфическом рынке, уменьшив почву для процветающего демпинга, ведь демпингующие фирмы не могут из года в год существовать, принося убытки. Мы наблюдаем эти процессы и среди типографий, и среди наших конкурентов, так что громкие банкротства еще впереди.

Оптимальна ли (по количеству игроков, их масштабу, ассортименту, географии и т.д.) нынешняя структура рынка торговли полиграфическими сортами бумаги и картона, или она может претерпеть заметные изменения в недалеком будущем?

Настоящая проблема рынка бумаги на данный момент – несоответствие предлагаемого ассортимента складским запасам. Наше преимущество в том, что у нас предложение совпадает с наличием товара. Не стану говорить, что на 100%, но у нас таких несоответствий гораздо меньше, чем у конкурентов. У нас функционирует программа диспозиции, анализирующая статистику по недельным продажам, и учитывающая также неудовлетворенный спрос. Именно на основе данных этой системы, с учетом поправок на сезонность и факторы риска, делается заказ. Сегодня лидирует на рынке не тот, у кого большое предложение, а тот, у кого товар на складе. Купить, и привезти бумагу из-за рубежа может кто угодно, но на это требуется время, а время становится часто решающим фактором в кризисных условиях, когда типографии не могут строить долгосрочных планов.

Что касается появления новых игроков, то я считаю, что в обозримом будущем этого не произойдет. Западные бумажные оптовики имеют достаточно проблем на своих старых рынках, чтобы не смотреть в сторону России, ведь для выхода на рынок нужны серьезные инвестиции. Слияния и поглощения будут происходить на европейском рынке, так как процесс консолидации производителей и дистрибьюторов бумаги в Европе только начался. При этом, ситуация на европейских рынках остается тяжелой. Китайцы запускают новые производства, и усугубляют ситуацию.

Европейские оптовики уходят от традиционной узкой специализации. Если раньше группа IGEPA занималась исключительно книжно-журнальной бумагой, не влезая даже в сегменты переплетных материалов и упаковочного картона, то в последние несколько лет она интенсивно осваивает ниши. Например, в Германии IGEPA стала ведущим игроком на рынке наружной рекламы, поставляя не только запечатываемые материалы, но и чернила и оборудование. В России этот сегмент сейчас находится в крайне запущенном состоянии. Избыток поставщиков, многие из которых одновременно печатают и продают материалы, серые схемы таможенной очистки, отсутствие ценовой политики. Поэтому мы отложили выход на этот рынок.

Какова доля азиатской бумаги в вашем ассортименте?

Не более 20%. Работа с азиатскими производителями осложняется сложной логистикой и невозможностью зафиксировать цены на сколько-нибудь продолжительный срок. В дополнение, даже при наличии полного пакета документов, Владивостокская таможня не пропускает товар по ценам, указанным в счетах, и подтвержденным Торгово-промышленной палатой.

Какова ваша нынешняя кредитно-торговая политика в отношениях с типографиями?

Для серьезных типографий со стабильным пулом заказчиков сейчас, как и всегда, важны в первую очередь оперативность и стабильность поставок, ну и цены. Мы обеспечиваем надежные и быстрые поставки с собственного склада, что естественно, весьма затратно. Если какая-то типография при любой возможности покупает бумагу там, где подешевле, а к нам обращается только в критических ситуациях, мы предлагаем им уже другие цены и условия кредитования.

Наша цель - создать систему снабжения типографий, которая позволила бы им полностью сосредоточиться на своем прямом бизнесе – печати, а нам делегировать все функции по снабжению материалами. В идеале заказ бумаги, красок, фольги и т.д. может проходить автоматически при оформлении заказа на печать, без участия менеджеров с обеих сторон. Препятствия на пути к этой цели – отсутствие доверия на рынке, и, зачастую, крайне сложная логистика. Большинство московских типографий расположены в совершенно не приспособленных помещениях, что усложняет доставку и складирование материалов.

Расскажите о практике взимания долгов с неплательщиков? Судебные разбирательства возникают системно или спорадически?

Мы подходим к этому вопросу абсолютно осознанно. У нашей компании есть мощная юридическая служба, и мы совершенно не боимся судебных разбирательств, если иными методами уладить конфликт не удается. Ситуации бывают разные. Например, типография не платит нам, и при этом не выплачивает зарплату сотрудникам - это значит, что дела плохи. Или, она не платит нам, но при этом имеет заказы, загрузку, выплачивает зарплату – ситуация явно требует разбирательства. Зачастую звучат и такие неадекватные аргументы: «нам не заплатили за заказ, напечатанный на вашей бумаге». Бывает, что удается согласовать график выплат задолженности, и если клиент его соблюдает, до суда дело не доходит.

Какую долю российского рынка бумаги и картона занимает «Дубль В»?

По мелованной бумаге мы имеем порядка 13-15% российского рынка. Значительные доли у нас в дизайнерской бумаге, в переплетных материалах, фольге для тиснения. О картоне говорить сложно, так как большие объемы покупаются упаковочными типографиями напрямую у производителей. Офисной бумагой занимаются в основном компании, специализирующиеся на снабжении офисов канцелярскими товарами.

Есть ли планы развития производства по переработке бумаги?

Сама жизнь заставляет искать новые подходы. Выйдя на рынок снабжения материалами типографии узкорулонной флексопечати, мы запустили собственное оборудование по резке рулонов самоклейки в Москве, сейчас планируем расширение производства в регионах. Однако флаторезки (из рулона в лист) пока устанавливать не планируем – эта технология требует больших финансовых вложений и высокой технологической культуры производства. Например, необходимы специально оборудованные помещения. Думаю, пока не время для этого, да и рынок явно мал. Российский рынок листовой мелованной бумаги в 2009 году составил 140 тыс. тонн, а в Германии одна только группа IGEPA продает около 1 млн. тонн, занимая 30% рынка, и даже не задумывается об организации собственной резки на листы.

Расскажите о вашей деятельности в направлении отмены пошлин на ввоз мелованной бумаги

Мы не один год совместно с Межрегиональной ассоциацией полиграфистов, Торгово-промышленной палатой, министерством связи и массовых коммуникаций, Федеральным агентством по печати РФ, Московским полиграфическим союзом искали способ изменить существующую ситуацию с пошлинами. Было много попыток, шума в СМИ, но дело с места не двигалось. Год назад мы наконец разобрались с ситуацией, разобрались с причинами почему не было желаемых результатов, и решили самостоятельно решать эту проблему.

Мы нашли профессиональную лоббистскую группу. Эта группа, используя доказательную базу, подготовленную СБО совместно с МАП и содержавшую все необходимые расчеты последствий отмены пошлины, сумела продвинула идею в министерствах, ответственных за решение. Чиновники были убеждены исключительно логическими доводами, никаких взяток там не было. Единственным ведомством, которое никогда не согласится с отменой пошлин, осталась Федеральная таможенная служба, ведь для нее этот шаг - чистое выпадение доходов, усугубленное общим снижением сборов в 2009 году и препятствующее выполнению планового задания.

Летом 2009 года вопрос был вынесен на заседание Комиссии Правительства РФ по защитным мерам во внешней торговле и таможенно-тарифной политике под председательством первого вице-премьера Виктора Зубкова. Комиссия рассмотрела вопрос и направила его на доработку. Мы провели существенную работу, множество консультаций внутри отрасли, с представителями ЛПК, с различными министерствами и ведомствами. В результате вопрос таможенных пошлин был рассмотрен второй раз в октябре, и Комиссия рекомендовала Правительству РФ снизить пошлины с 15% до 5% по 4 кодам ТН ВЭД.

Однако после решения Комиссии ряд ведомств стал возражать против снижения пошлины на легкомелованную бумагу. За сохранение пошлины на легкомелованную бумагу (основной материал для журналов и каталогов) выступает Минпромторг России, ссылаясь на наличие инвестиционного проекта по производству такой бумаги на Камском ЦБК. Хотя по нашим данным проект еще очень далек от реализации, но мы будем рады, если в нашем ассортименте появится российская мелованная бумага.

Основной наш аргумент, который нашел поддержку даже в российской ассоциации производителей бумаги «Бумпром», состоит в том, что для развития собственного производства необходимо сначала создать рынок потребления меловки минимум в 1 млн. тонн в год. Когда печатать в России станет выгодно и сюда придет большая массовая полиграфия, вопрос с инвестициями в ЦБК решится сам собой. В существующей ситуации все подобные инвестиционные проекты будут убыточными – внутреннего спроса недостаточно, а на внешних рынках сейчас явное превышение предложения над спросом и российскую меловку никто не ждёт.

С 1 января 2010 года Россия вошла в единое таможенное пространство с Беларусью и Казахстаном. Вступил в силу единый таможенный тариф. Все это привело к тому, что теперь пошлины на импорт бумаг будут дополнительно обсуждаться в структурах Таможенного Союза. На первое заседание комитета его не вынесли, но он стоит среди первоочередных вопросов. Сейчас в Казахстане пошлина на все виды меловки составляет 5%, в Беларуси - 15%. При согласовании, вероятно, будет принят компромиссный вариант, и я надеюсь, что общая пошлина по крайней мере на 3 кода будет снижена.

Если это произойдет в ближайшее время, снижения розничных цен можно ожидать в течение первого полугодия этого года, когда будут распроданы складские запасы. Кстати, здесь мы забиваем гол в собственные ворота – ведь мы имеем самые большие запасы на складах.

Правда ли, что за сохранение существующего порядка ратует сильное издательское лобби, которому выгодно печататься в Европе?

Может быть такое влияние и существовало раньше, особенно в 90-е, но в последнее время издатели сталкиваются с теми же проблемами на таможне, что и все остальные. Как только таможенники поняли, что журнал это такой же скоропортящийся продукт, как например рыба, у издателей начались проблемы. Найти повод, чтобы задержать тираж журнала на 2-3 дня несложно, а для многих изданий это фатальная задержка. Поэтому все без исключения большие серьезные издательства хотят печататься в России. Тем более что производственная база теперь у нас есть. Есть еще один фактор: наша издательская отрасль сейчас по большей части находится в руках крупных иностранных издательских домов, а у них нет проблем с выводом капитала за рубеж.

В 90-е годы ситуация была другая, и это сыграло свою роль в принятии законов, ущемивших интересы отечественных типографий.

Ваш сын возглавляет московскую типографию. Помогло ли появление полиграфиста в вашей семье вам лично лучше понять проблемы, с которыми сталкиваются ваши клиенты?

Конечно, наличие в семейном бизнесе типографии помогает изнутри понять проблемы полиграфистов. Сообщество типографий сильно фрагментировано, на этом рынке правит ценовой демпинг. До недавнего времени ситуацию портили государственные типографии с непонятным ценообразованием. Зачастую они печатали по цене бумаги, имея главную цель – генерировать поток наличности. Окупаемость предприятия и расчеты с поставщиками не ставились в приоритет.

Теперь основная проблема – когда типографии организуют люди без экономического или бизнес образования. Зачастую, особенно это касается печати упаковки, узкоспециализированную типографию с ограниченным набором оборудования организует менеджер, имеющий одного единственного большого заказчика, которого он увел у своего бывшего работодателя. Все определяется личными отношениями с людьми, ответственными за размещение. На первых порах все идет отлично, но вот у конечного заказчика изменились требования к упаковке или сменился менеджер, и новая типография остается без работы, погружается в долги и разоряется. Это кстати не только российская беда.

Расскажите про своё увлечение парусным спортом. Вы – тренер российской олимпийской команды. Как давно это началось, и куда это Вас завело?

Яхтингом я занимаюсь уже около 35 лет, со школы. Увлекаюсь исключительно парусом, моторные лодки на подмосковных водохранилищах, ставшие атрибутом роскошной жизни, меня не интересуют.

В российской женской олимпийской команде по матч-рейсу я отвечаю за организацию процесса тренировок и соревнований. В парусном спорте очень многое зависит от материальной части, логистики и подбора тренерского персонала, менеджерских забот хватает. Наша лодка – олимпийская надежда России, на олимпиаде в Пекине была лучшей среди российских экипажей и заняла 6-е место. При этом государственное финансирование практически отсутствует: для участия в международных соревнованиях Олимпийский комитет выделяет командировочные из расчета 50 евро на человека в день на всё – гостиницу, питание и тд. Так что приходится заниматься и поиском спонсоров.

С 2008 г. издательство «Аякс-Пресс» выпускает ежемесячный журнал о яхтах и парусном спорте Yaсht Russia. В России не было журналов о парусном спорте - в основном издавались каталоги моторных яхт, а расширить свои знания и получить информацию о технологиях, узнать секреты мастерства было негде. Поэтому мы и купили лицензию на выпуск самого популярного в мире журнала Yaсht.

Парус в России сейчас переживает рост популярности. В 90-е годы такое произошло с горными лыжами, и привело к тому, что россияне составляют не менее 10% гостей на всех горнолыжных курортах. То же самое сейчас происходит с чартерным яхтингом. Аренда яхты со шкипером обходится в цену, сравнимую с ценой отдыха в 3-х звездном отеле. Учитывая, что перелеты подешевели, такой вид отдыха стал очень привлекателен. В турецком Мармарисе на любительской регате в 2002 году из 100 экипажей было 2 российских, а в 2009 из 150 участвующих российских стало уже 50.

Парус дает чувство свободы, энергетическую зарядку, доступен в любом возрасте. Приглашаем всех желающих полиграфистов (и не только) принять участие в регатах, которые мы будем проводить в этом году в Подмосковье и в Хорватии, информацию ищите на сайте www.yachtrussia.ru.

Беседовал Борис Степанов
Источник: Принт-форум

СОЮЗ БУМАЖНЫХ ОПТОВИКОВ (ранее Содружество бумажных оптовиков)

Союз бумажных оптовиков

Лесной форум Гринпис России

Каталог типографий. Офсетная и цифровая печать. Сувениры и упаковка

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Система Orphus
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: