SBO-PAPER.RU

Новости мировой ЦБП

Почему «цифровое» поколение предпочитает читать печатный текст?
Да, именно так, вы не ошиблись!

Фото © The Washington PostХотя 21-летний студент Американского Университета Купер Нордквист большую часть дня пользуется своим портативным компьютером, ему ради удовольствия также нравится читать печатные издания. Несмотря на то, что большинство студентов в основном общаются и выполняют учебные задания в электронном виде, многие из них все равно любят читать машинописный текст в настоящих печатных книгах. (Michael S. Williamson /The Washington Post).

Фрэнк Шембари (Frank Schembari) любит книги – печатные книги. Ему нравится, как они пахнут. Он любит делать заметки на полях, подчеркивать интересные предложения, загибать уголок страницы в том месте, где он прервал чтение.

Шембари не пенсионер, прихлебывающий чай где-то в книжном магазине типа «Politics and Prose». Ему 20 лет, он первокурсник Американского Университета (American University), и перелистывая страницы толстого тома истории Израиля в перерыве между занятиями, он являет собой пример особой иронии эры интернета: «цифровое» поколение предпочитает читать печатные издания.

«Мне нравится ощущать книгу» - говорит Шембари, положив рядом свой смартфон и читая при естественном освещении в атриуме студенческого городка. «Мне нравится держать книгу. Она не исчезает с нажатием кнопки. Она не издает звуков».

Все опросы, проведенные среди издателей учебников, владельцев книжных магазинов и студентов университетов, говорят о том, что поколение двухтысячных до сих пор как для обучения, так и для развлечения в подавляющем большинстве предпочитает печатное слово. И подобное пристрастие удивляет экспертов чтения, учитывая склонность той же самой группы потреблять прочий контент в электронном виде. Проведенное Университетом Вашингтона (University of Washington) экспериментальное исследование электронных учебников выявило, что четверть студентов все еще покупает печатные версии предлагаемых им бесплатно оцифрованных учебных пособий.

«И это люди, от которых даже не ждешь, что они помнят, как книги пахнут» - говорит Наоми С. Барон (Naomi S. Baron), языковед в Американском Университете, изучающая передачу цифровой информации. - Это просто поражает».

В начале этого месяца Барон опубликовала в печатном и электронном виде книгу «Слова на экране: судьба чтения в цифровом мире» (Words on Screen: Fate of Reading in a Digital World). В книге рассматриваются предпочтения, отдаваемые студентами университетов печатному слову, и объясняется, почему буквы на бумаге часто побеждают цифровую печать. Как правило, текст на экране дисплея читающие «просматривают по диагонали», неизбежно отвлекаются, и в результате страдает смысловое восприятие. survey.jpg survey_out.gif

Диаграмма. Учебники и пособия. Осенний семестр 2014
Кол-во приобретенных книг в среднем на студента - 5,3; средняя сумма затрат - 320 долларов США.
Доля печатных книг - 87%

В годы проведения исследований Барон спрашивала студентов, что им меньше всего нравится при чтении печатного текста. Ее любимый из полученных ответов: «Это занимает у меня больше времени, так как я читаю более внимательно».

Свидетельство того, что машинописный текст выбирают вместо электронного, можно обнаружить в таких автономных магазинах, как Curious Iguana в центре г. Фредерик, шт. Мэриленд. Его владелица Марлен Ингланд (Marlene England) сообщает: молодежь постоянно говорит ей, что им больше нравится печатное слово, так как в этом случае «легче следить за сюжетом».

Работы Исследовательского Центра Пью (Pew Research Centre) показывают, что больше всего печати привержены читатели в возрасте от 18 до 29 лет, и та же возрастная группа до сих пор активно пользуется общественными библиотеками.

Это свидетельство проявляется и в трудностях, с которыми издатели учебников для ВУЗов сталкиваются в попытках перевести свою продукцию в более финансово выгодную электронную версию. Дон Килбурн (Don Kilburn), президент по Северной Америке крупнейшего в мире издательства Pearson, доминирующего на рынке образования, заявляет, что переход на цифровые носители «сегодня не выглядит, как революция. Это скорее эволюция, которая в лучшем случае идет непросто».

А наиболее отчетливо оно видно в университетских городках, где студенты и сегодня загружают себя рюкзаками, набитыми книгами, даже несмотря на то, что во время занятий они все чаще конспектируют материал (или просматривают Фейсбук) в ноутбуках. В Американском Университете Купер Нордквист, первокурсник, изучающий политические науки, не расстается с томом «Демократия в Америке» Алексиса де Токвиля (Alexis de Tocqueville) объемом более 900 страниц. «Я не представляю, как читать и понимать Токвиля в электронном виде - сказал Нордквист в перерыве между лекциями, проверяя свою электронную почту. - Это было бы просто ужасно».

Даже не прочитав книги Барон, он привел совпадающие с ее выводами доводы в пользу печатного слова.

Наиболее важным доводом, в его представлении, является «формирование в голове наглядной картины, показывающей порядок вещей». Исследователи заявляют, что читатели запоминают нахождение информации просто по номеру страницы и расположению текста – например, главная часть такого-то диалога в книге была в форме одного длинного параграфа на такой-то странице с кляксой на ее углу. Исследователи считают, что это играет важнейшую роль в процессе восприятия содержания.

А вот на экране все намного труднее, в первую очередь из-за того, что время, отведенное для чтения в сети, обычно расходуется, в том числе, на воспроизведение изображения и просмотр. При этом места (и времени) для формирования ментальных маркеров остается мало.

Барон приводит данные исследования, показывающие, что читатели на веб-страницу тратят чуть более минуты, и только 16% людей почитывают весь текст, слово в слово. Подобное поведение может проявляться и при чтении более длинных кусков текста на экране.

«Я многое не воспринимаю» - сказал один студент Барон. А другой заявил: «Читая в сети, труднее усидеть на месте».

Еще одной существенной проблемой, особенно для студентов университетов, является отвлечение внимания. Все большая часть жизни поколения двухтысячных проходит у экрана. В своих исследованиях Барон пишет, что она получила «шокирующие» результаты ответов на вопрос «С каким носителем информации студенты скорее всего будут работать в многозадачном режиме – печатном (ответ - 1%) или читать с экрана (ответ - 90%)?».

Ранее в этом месяце, разговаривая с второкурсниками об их отношении к электронным носителями информации, Барон коснулась проблемы отвлечения внимания при освоении учебного материала с экрана.

«Ты ужасно отвлекаешься – признался один из студентов. – Например, прочтя один параграф, ты переключаешься на другой сайт, а в результате и через три часа материал остается непрочитанным».

Причины того, что многие студенты предпочитают печатный текст, также могут быть связаны с их предприимчивостью, и, возможно, ленью. Они любят брать напрокат учебники, в которых предыдущими читателями выделены основные положения, или сделаны пометки на полях.

В то время, как Нордквист считает подобное делом случая, Уоллис Нефф, второкурсница факультета журналистики, говорит, что испытала полный восторг, получив в прошлом году учебник по психологии, который был «весь потрепан после неоднократного использования».

«В нем было множество пометок и пояснений значения того или этого – сказала она. – Он оказался очень полезен».

Когда студенты говорят, что предпочитают цифровые носители?

Они предпочитают их в научных и математических дисциплинах, где в электронные учебники часто включен доступ к порталам, помогающим решать проблемы, возникающие в процессе занятий, и контролировать процесс изучения. Издатели учебников продвигают эту «среду электронного изучения» для того, чтобы сделать процесс усвоения материала с экрана более привлекательным.

Они предпочитают их в тех дисциплинах, где быстрое обнаружение информации имеет решающее значение – а в печатных книгах нельзя нажать ctrl +F, чтобы быстро найти ключевые слова.

Кроме того, они предпочитают цифровые носители из соображений стоимости – особенно, когда цифровые носители достаются бесплатно. Группа по изучению книжной отрасли (Book Industry Study Group) недавно выяснила, что примерно четверть из 1600 опрошенных студентов либо сами загружали, либо знали тех, кто загружал учебники (или иные книги), изданные без разрешения правообладателя. Как выясняется, студенты не очень благородны в своих читательских привычках, когда им нужны деньги на пиво. Они начинают воровать знания.

Однако воровство текста, возможно, скорее является следствием быстро растущей стоимости высшего образования – в том числе учебников, которые в период с 2002 по 2012 г.г. поднялись в цене на 82% - а не некоего скрытого стремления студентов читать электронные издания. Если исключить фактор стоимости, то из исследования Барон видно, что студенты в подавляющем большинстве предпочитают печатное слово. Аналогичные выводы делаются и в других исследованиях.

Проблемой, как пишет Барон, является то, что происходит «педагогическая перезагрузка», в процессе которой профессорско-преподавательский состав и издатели учебников все настойчивее подталкивают своих студентов к использованию электронных носителей, чтобы покрывать издержки, но «мало думая о последствиях подобных действий для образования».

«Нам следует больше думать о все растущем отказе студентов от полноценного чтения» - пишет Барон.

И, по словам Барон, думать следует не только о поколении двухтысячных. По всей стране, школы закупают миллионы планшетов и ноутбуков для использования в классах, обещая при этом более оперативное обновление текстов учебников, более низкие цены, меньшую вероятность растяжения мышц спины от ранцев с тяжелыми учебниками, и большую интерактивность учеников. Однако, как говорит Барон, потенциальные минусы во внимание не принимаются.

«Что сегодня происходит в американской образовательной системе?- задается она вопросом. – Меня беспокоит именно это. Что происходит с американским мышлением?».

Когда Барон начала исследовательскую работу для своей книги о чтении, некоторые из коллег жалели ее.

«Неужели я не смогла осознать, что технологии наступают? - пишет она. – Что автомобили вытеснили лошадей и вагонеток? Что печать заменила написанные от руки манускрипты, компьютеры – печатные машинки, а электронные экраны идут на смену книгам? Разве я не читала статистику о том, сколько было продано планшетов и устройств для чтения электронных книг? Неужели я не видела всех этих людей, читающих электронные книги на своих мобильных носителях? Неужто я просто не смогла адаптироваться?»

Но после того, как Барон узнала, что поколение двухтысячных в действительности думает о печати, она делает следующее заключение: «Я была полностью реабилитирована».

Автор: Майкл Розенвальд

Why digital natives prefer reading in print. Yes, you read that right
By Michael S. Rosenwald, The Washington Post, 22.02.2015

Источник: Содружество бумажных оптовиков

25.03.2015

Новости мировой ЦБП

06.12.2019
Закрытие мощностей не поспевает за сокращением спроса
Спрос на CWF и UWF снижается быстрее, чем производители успевают реагировать

03.12.2019
BTG – теперь входит в Voith
Voith получила необходимые разрешения для завершения поглощения BTG Group

02.12.2019
В шесть раз больше целлюлозы
Valmet поставит ключевые технологии для проекта Bracell в Сан-Паулу

02.12.2019
Теперь с офсетной печатью
Апргрейд ЦПМ Versafire EV и Versafire EP (Heidelberg)

28.11.2019
Bellmer приобретает Papcel

Архив

Союз предприятий печатной индустрии

ГК «Дубль В»

UPM.RU | The Biofore Company

УПАКОВКА 2020. 28-я международная специализированная выставка упаковочных технологий и оборудования. 28.01.2020 - 31.01.2020

Лесной форум Гринпис России

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Система Orphus
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: