Союз Бумажных Оптовиков

Шумит сурово русский лес

Россия обладает четвертью мировых запасов древесины, но при этом ее доля в мировом объеме производства не превышает 5%. Как считают аналитики, это не соответствует возможностям государства получать от леса доходы, сопоставимые с добычей нефти и газа. Так, валютная выручка нашего лесопромышленного комплекса в шесть раз меньше, чем, скажем, у Канады, в то время как объем мирового запаса древесины в ней в 1,5 раза ниже российского.

Основные причины такой ущербности кроются в неэффективном использовании лесных ресурсов. Если большинство развитых стран ориентируются на экспорт лесных товаров глубокой переработки, то Россия – на «кругляк». Наша страна обеспечивает на мировом рынке около 40% поставок необработанной древесины. По оценкам специалистов Торгово-промышленной палаты, за десять лет объемы экспорта круглого леса из России в страны Европы, прежде всего Северной, возросли в 2,5 раза.

Ежегодно в России созревает примерно 600 млн. кубов леса. А спелый лес, даже по соображениям экологии, нужно рубить так же, как в обязательном порядке убирают созревший хлеб. Но из-за отсутствия дорог и прочих элементов инфраструктуры, а прежде всего неразвитой лесоперерабатывающей отрасли, мы валим от силы 160 млн. кубов. Получается, что наша лесосека осваивается лишь на 25–30%, принося ежегодно до 10 млрд. долларов, в то время как при максимальной переработке мы могли бы легко иметь от леса 120–140 млрд. долларов в год.

Навести порядок призван новый Лесной кодекс. Насколько это удалось?

Мало принять, сложно реализовать

Как отмечает председатель Комитета Государственной Думы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии Наталья КОМАРОВА, сейчас еще рано подводить итоги, но самое время «проанализировать состояние лесного законодательства на нынешнем этапе с тем, чтобы своевременно выявить узкие места и устранить их, совершенствуя государственное управление в области лесных отношений».

Новый Лесной кодекс, по ее мнению, заложил новые организационные и экономические механизмы ведения лесного хозяйства. Многие полномочия по управлению лесами переданы с федерального уровня в регионы. Значительно расширен перечень использования лесов в коммерческих целях. Установлено, что лесные участки предоставляются в аренду по результатам аукциона. Лесхозы перешли в собственность субъектов Российской Федерации и до 1 января 2008 года должны были преобразоваться в лесничества и лесопарки.

Принципиальное положение Кодекса: лесные ресурсы являются достоянием всего российского народа. Именно поэтому о передаче лесов в частную собственность речь не идет, лесные участки будут передаваться в аренду на срок до 49 лет. В соответствии с новым правовым документом сохраняются правовые гарантии для россиян беспрепятственно и бесплатно находиться в лесах, собирать для личных нужд грибы, ягоды, лекарственные травы, заготавливать дрова. Исключение составляют леса, расположенные на землях, предназначенных для нужд обороны, леса на особо охраняемых территориях.

«Мы, – уточняет Наталья Комарова, – ввели ряд положений, стимулирующих глубокую переработку, – разрешается для определенных правительством приоритетных проектов выделять лесные участки без аукциона, создавать непо­средственно на землях лесного фонда лесоперерабатывающую инфраструктуру, что­бы вывозить с лесного участка уже переработанную древесину. Причем на участие в приоритетных проектах могут претендовать не только создаваемые, но и модернизированные предприятия, то есть действующие лесоперерабатывающие производства.

Введена в Лесной кодекс норма о создании лесных плантаций, в чем нуждаются лесопереработчики. Лесной участок чаще всего содержит разновозрастные и разнопородные деревья, а лесная плантация – это лесной массив, содержащий древесину той породы и того качества, которые нужны предприятию».

И все же мало принять Лесной кодекс, куда сложнее воплотить его в жизнь. Скажем, документ содержит нормы, направленные на развитие лесной инфраструктуры, в том числе лесных дорог. Но средств на это пока выделяется недостаточно, а ведь отсутствие транспортной инфраструктуры в лесу приводит к тому, что большие запасы древесины недоступны для эксплуатации и гниют на корню, а заготовленная – вывозится в основном в зимних условиях практически без дорог с ущербом для экологии.

В развитие нового законодательства Правительство России разработало и утвердило нормативно-правовые акты. Однако на текущий момент не утверждено 5 ведомственных документов, предусмотренных Лесным кодексом. для реализации Лесного кодекса необходимо принять еще ряд законов и других правовых актов субъектов Российской Федерации. «К сожалению, нельзя сказать, что в регионах эта работа проведена в полном объеме и в соответствии с новым Кодексом, – говорит Наталья Комарова. – Так, в некоторых регионах на лесопользователей возложены обязанности по тушению лесных пожаров, а лесхозы продолжают совмещать хозяйственные функции и функции государственного управления лесами. В итоге часто нарушается не только Лесной, но и Гражданский кодекс».

Запретить экспорт «кругляка»

«Российский лес» – это еще один проект, разработанный партией «Единая Россия» и представленный в конце прошлого года на Лесном форуме в Санкт-Петербурге. Он предусматривает «стратегическое видение и сценарии долгосрочного развития лесного комплекса России до 2015 года», в том числе вопросы государственного управления лесными ресурсами и эффективной международной кооперации.

Как считает Председатель Государственной Думы Борис ГРЫЗЛОВ, пришло время принять закон, полностью запрещающий экспорт российского леса-кругляка.

«Единороссы» исходят из того, что основной вид использования лесов – заготовка древесины – повсеместно нерентабелен. Россия ежегодно экспортирует 48 млн. кубометров леса-кругляка. Его доля в сырьевом балансе стран-импортеров составляет: в Китае 17 процентов, в Японии – 21, в Корее – 16, в Финляндии 22%. Из-за отсутствия должных мощностей обрабатывающей промышленности наша страна вывозит и продает как сырье то, что могла бы обрабатывать сама и иметь от этого большую прибыль.

Эту проблему справедливо обозначил Борис Грызлов, который еще в своем выступлении на Дальневосточном экономическом форуме в Хабаровске подчеркнул, что ни один кубометр леса не должен продаваться за рубеж без переработки в России.

«Везде, где это реально, инфраструктура должна развиваться так, чтобы создать возможности для переработки добываемого сырья внутри России. Следует стремиться к тому, чтобы собственная переработка получила перед экспортом сырья безусловный приоритет, – отметил он. – Мы должны стремиться к тому, чтобы Россия была поставщиком не круглого леса, а готовой продукции. Речь идет о создании лесоперерабатывающей инфраструктуры путем введения системы, когда условие лесозаготовок – глубокая обработка древесины».

Лес – не только наше богатство, это и достояние будущих поколений россиян. Это не только необходимая продукция, но еще и важнейший экологический ресурс – «легкие» страны и мира, возможность дышать полной грудью. Именно поэтому государство должно не только жестко пресекать бездушную вырубку леса, продажу его за бесценок, но и обеспечить реализацию программ, как государственной, так и региональных, по развитию производств переработки древесины с применением новых технологий.

Халяве приходит конец

Правительство России в феврале 2007 года приняло программу, которая установила заградительные, а в 2009 году и запретительные пошлины на экспорт круглого леса из России. С 1 июля экспортная пошлина на вывоз «кругляка» составляет 20% его стоимости. С 1 апреля нынешнего года пошлина достигнет 25% (не менее 15 евро за кубометр), с 1 января 2009 года – 80% (не менее 50 евро), с 1 января 2011 года эта же ставка будет распространена и на березу диаметром менее 15 см (сейчас пошлины нет).

Новость о заградительных пошлинах в российском бизнес-обществе восприняли неоднозначно. Как считают некоторые эксперты, одно лишь такое ужесточение не позволит глубокой переработке леса внутри страны автоматически стать выгодной. Да, Россия сегодня от каждого кубометра своего леса получает в пять-шесть раз меньше, чем Финляндия. Неужели наш сверхпредприимчивый бизнес не способен обзавестись таким же оборудованием по последнему слову техники за рубежом? Оказывается, не способен.

Не нашлось, говорят бизнесмены, в России еще такого дурака, который 20 процентов всех своих затрат отдавал бы государству в качестве пошлины на ввозимое технологическое оборудование. Не спешит государство создать и комфортное налогообложение для предпринимателей. К примеру, в той же Европе вновь образующиеся предприятия, которые будут потенциально растить ВВП для страны, на три года освобождаются от налога на прибыль. Нужна корректировка налоговой, таможенной, тарифной и кредитно-финансовой политики государства. Только такой подход позволит создать комплекс экономически оправданных преференций для инвестиций в российский лесопромышленный комплекс.

И конкурент, и партнер

Россия и Финляндия – две лесные державы мирового значения. Особенности деловых отношений между двумя соседними государствами специально для нашей газеты комментирует торговый представитель России в Хельсинки Валерий ШЛЯМИН:

— Развитие России сегодня во многом связано с новым видением нашей внешней торговли. Одним из важных направлений такого «нового видения» для наших стран может стать лесной комплекс. У нас крупнейшие запасы леса, но мы сильно отстали в научно-техническом прогрессе. По этой причине из России в Финляндию только в 2006 году поставлено около 14 млн. кубометров необработанной древесины. Как правило, она поставляется многочисленными экспортерами по разовым контрактам и ценам значительно ниже реальной стоимости товара на рынке. Такая ситуация на рынке древесного сырья вызывает серьезное беспокойство.

На мой взгляд, правительственное постановление правильное – это сигнал нашим торговым партнерам о том, что время поставок российского сырья заканчивается. Россия намерена получать такую же эффективность от каждого кубометра своего национального ресурса – леса, как и Финляндия.

В России нет сегодня утвержденной лесопромышленной политики, которая была бы во всех отношениях сбалансированной, начиная от лесного хозяйства и заканчивая инновациями. С принятием новой редакции Лесного кодекса мы, по сути, лишь начинаем реализацию национальной программы в лесопромышленном комплексе. И Финляндия здесь – не только наш конкурент, но и партнер: это единственная страна, эксперты которой участвовали в подготовке законопроекта.

У финнов накоплено ноу-хау мирового уровня, они далеко продвинулись в самых современных технологиях производства бумаги, картона, целлюлозы, пиломатериалов, деревянных домов. И в таких лесных регионах, как Карелия, Вологодская, Ленинградская, Архангельская области, финский опыт в строительстве деревянных домов трудно переоценить. В России по этому поводу существует целая программа, утвержденная Президентом. И уже начинают действовать совместные проекты – например, фирма «Коскисе» создает производственный комплекс в Вологодской области.

Приграничное российско-финское сотрудничество в области лесопромышленного комплекса может развиться до такой степени, когда бизнес объединит не только свои деньги, но и интеллектуальные ресурсы. Уже сегодня есть ряд совместно реализованных проектов: в Карелии – с крупнейшей в мире финляндско-шведской компанией «Стурелса», в Ленинградской области – с известной корпорацией «Икея». Они уже построили свои предприятия в нашей стране и намерены развиваться дальше.

Меня часто спрашивают: нет ли в столь тесном приграничном сотрудничестве опасности для территориальной целостности России? Ведь Финляндия, развивая экономические связи на территории той же Карелии, в одно прекрасное время может заявить права на этот регион, сославшись на исторические корни и созданное единое экономическое пространство. На мой взгляд, сегодня нет оснований опасаться повышенной самостоятельности приграничных регионов. Без федерального центра, если в стране будут единая налоговая и таможенная система, единая политика экономической безопасности, они ничего не смогут сделать.

К сожалению, затягивается принятие закона «О приграничном сотрудничестве», который уже длительное время путешествует где-то между Правительством и Федеральным собранием. Такая великая страна с огромными возможностями, как Россия, не может позволить себе приграничное сотрудничество без закона.

Выиграли чиновники и спекулянты

Свою особую экспертную оценку действующему Лесному кодексу в беседе с корреспондентом «ГД» дал председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по развитию лесной промышленности и лесного хозяйства, президент Российской ассоциации организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности Александр БЕЛЯКОВ:

— Я, как и многие, ждал, что принятие нового Лесного кодекса оздоровит ситуацию в российском лесном хозяйстве, но сейчас в этом сомневаюсь. Так, допущенная в нем путаница базовых понятий «лес», «лесной участок», «земельный участок» дает возможность провести разрешенную Земельным кодексом приватизацию земель, поросших лесом. Тем самым Кодекс фактически вводит в скрытой форме худшую форму частной собственности на лес – чиновничью, то есть для избранного круга лиц, имеющих доступ и к огромным деньгам, и к административному ресурсу.

К сожалению, в новом Лесном кодексе статей непрямого действия оказалось гораздо больше, чем в старом, и в этом его уязвимость. Многочисленные подзаконные акты, которые в отличие от законов могут легко меняться, при необходимости хоть каждый месяц, дают возможность чиновникам многое толковать по своему усмотрению.

Еще одна проблема – доступ к пользованию лесными участками. Получить лес в аренду профессионалам-лесопромышленникам, нацеленным на лесопереработку, стало гораздо труднее. Теперь за лесные ресурсы через единственную процедуру доступа к аренде – аукцион – соревнуются исключительно деньги, а не профессиональная репутация и мастерство, что можно было обеспечить через конкурсы с инвестиционными условиями.

И где гарантии, что лес, полученный в аренду спекулятивным капиталом (а у него всегда найдется денег больше, чем у лесопромышленников) через аукцион, подвергнется глубокой переработке? Зато создана отличная возможность для передела осваиваемой лесосеки с последующим отъемом лесоперерабатывающих активов. Надо ли доказывать, что хозяева-лесопромышленники, оставшись без доступа к лесному ресурсу, будут подводиться к состоянию банкротства?

Выгоду от введения нового Лесного кодекса, на мой взгляд, получили прежде всего те, кто имеет огромный административно-властный ресурс. Только он позволит конвертировать деньги во владение лесными землями, причем по сравнительно бросовым ценам. Вторым выгодополучателем является финансовый спекулятивный капитал. Он не поиздержался на инвестициях в создание лесоперерабатывающих предприятий, в развитие инфраструктуры и обустройство леса и на аукционах на право аренды имеет преимущества даже перед очень крупными лесопромышленниками.

И еще один момент: в последнее время часто звучит информация о планах строительства в различных лесных регионах России новых целлюлозно-бумажных комбинатов. Именно эти предприятия, перерабатывая низкосортный лес, позволяют наращивать общие операции с лесным ресурсом. Для справки: строительство современного, конкурентного ЦБК в условиях России требует инвестиций в 1,5–2 млрд. долларов.

Но огромные инвестиции для осуществления подобных проектов требуют гарантий для минимизации рисков. А их-то и нет! Этой гарантией мог бы стать сам лес, как инструмент залога, но это не предусмотрено новым Лесным кодексом. Именно по этой причине все реально осуществляемые инвестиционные проекты по созданию новых лесоперерабатывающих производств в стране не превышают пока в лучшем случае нескольких десятков миллионов долларов.

Создается впечатление, что мы имеем дело не с реальными намерениями крупных иностранных компаний создать у нас капиталоемкие лесоперерабатывающие производства, а с PR-кампаниями в расчете на облегченный доступ к лесосеке в неблагоприятных условиях нового Лесного кодекса. Они не хотят рисковать с аукционами (там побеждают лишь деньги), а имеют намерение прорваться к сырью, попав в перечень приоритетных инвестиционных проектов. Именно это по новому Кодексу дает возможность получить лес в аренду без аукциона. Корень проблемы в том, что относить те или иные инвестиционные проекты к приоритетным чиновники будут, опираясь не на законодательные критерии, а на положения, которые сами же и разрабатывают.

Исправить ситуацию и минимизировать ущерб можно только одним путем – внести в новый Лесной кодекс соответствующие поправки. Важно не опоздать. Ведь никто на мировом рынке нас с нашими реформами не ждет. Если в Советском Союзе мы добывали ежегодно около 500 млн. кубометров леса (против сегодняшних 120–160 млн.) и были главными на рынке торговцами леса и продукции его переработки, то за последние годы на этом рынке выросло очень много сильных компаний.

Целые страны, такие как Индонезия, Бразилия, поднялись. Вместе с США и Канадой они стали мощными лесными державами, заготавливающими, перерабатывающими и поставляющими на рынок огромное количество лесной продукции. Жесточайшая конкуренция заставляет действовать умно и напористо.

Павел Анохин, Светлана Додонова
Газета «Государственная дума»

СОЮЗ БУМАЖНЫХ ОПТОВИКОВ (ранее Содружество бумажных оптовиков)

Союз бумажных оптовиков

Союз предприятий печатной индустрии

Лесной форум Гринпис России

Каталог типографий. Офсетная и цифровая печать. Сувениры и упаковка

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Система Orphus
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: