Союз Бумажных Оптовиков

По сценарию идеологов приватизации типографий, после того, как они будут приватизированы и у них появятся частные инвесторы, мощность этих полиграфических предприятий возрастет. Фактически мы стоим на пороге того, что в России достаточно быстро появятся новые полиграфические мощности. А уже сейчас прибыльность полиграфии падает. Так на что же рассчитывают идеологи приватизации: какой инвестор будет вкладывать деньги в отрасль, которая постоянно теряет свою прибыльность?

Евгений Марголин

БР: Евгений Маркович, в этом номере мы пытаемся ответить на вопрос: кто зарабатывает деньги в полиграфии? Скажите, что сейчас происходит на рынке полиграфических работ? Увеличилась или уменьшилась рентабельность типографий в этом году?

Норма прибыли (или рентабельность) в целом по полиграфическому производству снизилась, в разных секторах по-разному. Снижение рентабельности, опять-таки в целом, для рынков, достигших определенной зрелости, — процесс объективный, так как связан с появлением новых игроков в коммерческих секторах, естественным ужесточением конкуренции и результирующим снижением отпускных цен. В то же время затраты на расходные материалы увеличиваются, в том числе из-за роста курса валют, поднимается заработная плата работников типографий для восполнения инфляционных потерь и закрепления специалистов на рабочих местах, скачкообразно растут тарифы на тепловую и электрическую энергию, иные платежи. Все это приводит к снижению нормы прибыли.

БР: А как влияет на это стоимость бумаги?

А бумага не входит в стоимость полиграфических работ. Нужно говорить о конечной цене издания для заказчиков. Давайте рассмотрим структуру себестоимости для полиграфического заказа. Главная статья — это заработная плата. Потом — расходные материалы: пластины, пленки, краски. Дальше — амортизация и расходы на коммунальные услуги. Затем идут налоги на землю, на имущество и т.д. Все эти внешние факторы — рост цен на расходники, на коммунальные услуги и увеличение налогов — никак не регулируются. И, конечно же, для персонала государственных типографий необходимо увеличение заработной платы, потому что, во-первых, увеличивается инфляция, а во-вторых, обостряется конкуренция в коммерческих секторах и прогрессирует переманивание кадров.

Но продолжает существовать один очень существенный и тревожный фактор, который моментально вышибает конкурентоспособность отечественной полиграфии по сравнению с зарубежной. Это ввозные пошлины на бумагу. Не хватает всей нашей общей нищеты, чтобы переплюнуть эти пошлины. Мы экономим на нашей дешевой рабочей силе, но как только переходим ценовую разницу в 20% — все, дешевле печатать за рубежом.

БР: Были тревожные заявления полиграфистов о том, что на рынке не хватает офсетной бумаги…

У полиграфистов и издателей была тревога, связанная с недавней политикой Нойзидлера и IP по массовому производству офисной бумаги. Причины такого шага этих комбинатов понятны: в Европе офисная бумага и офсет дорожает. Конечно, выгодно производить такую бумагу в России, где стоимость административных издержек и энергоресурсов дешевле, и экспортировать на запад. Мы опасались, что потребности российских издателей в офсетной бумаге не будут удовлетворены. Но сейчас, если сравнить производство и потребление офсета для полиграфии, то внутрирыночные нужды России полностью покрываются.

БР: Как сейчас работают типографии, принадлежащие государству? Как чувствуют себя на рынке?

На мой взгляд, существует глубокое заблуждение относительно особого статуса государственных предприятий. Они точно такие же субъекты рынка, как и частные предприятия. Они не только не располагают какими-то льготами, каких нет у частных структур, но находятся в сравнении с ними в более сложном положении, потому что закон о государственных и муниципальных унитарных предприятиях крепко-накрепко связал им руки, лишив права самостоятельно принимать важные решения. На рынке промедление оборачивается огромными потерями. Пока собственник в лице государства разберется в том, что нужно предприятию, пока примет решение, поезд, как правило, уходит, конкурентоспособность государственного предприятия падает. После чего, потирая руки, радетели частного бизнеса говорят о неэффективности госсектора.

БР: Однако, есть мнение, что государственные типографии неоправданно занижают цены на печать. Кроме того, в отдельных случаях ведомства обеспечивают «своим» предприятиям стабильную часть загрузки, что позволяет им предлагать рынку специальные цены на вторую, коммерческую часть заказов. Можно ли говорить о демпинге в государственном секторе полиграфии?

Вопрос отражает те заблуждения относительно государственной полиграфии, о которых говорилось раньше. Нет ведомственных заказов, нет дельты прибыли, нет разных цен для разных заказчиков. Государственные типографии — еще раз — такие же субъекты рынка, как и частные предприятия, только живется им еще хуже по уже описанным причинам. Плюс абсолютная прозрачность бизнеса, свойственная отнюдь не всем частным предприятиям. Начнем с того, что производство упаковки и этикетки (коммерчески выгодные сектора печати) в общем объеме производства федеральными полиграфическими предприятиями занимает не более 5%. И где тут быть демпингу? Большая часть полиграфических ГУПов ориентирована на выпуск книжной продукции — это 70% книжного производства России. Если на предприятии очень низкие цены, нужно посмотреть, а что там с экономикой? Смотрим. С экономикой все в порядке, предприятие развивается. Так если при этих ценах предприятие может не только окупать себя, а еще и получать прибыль, развиваться и оснащаться, значит, никакого демпинга здесь нет.

На полиграфистов давят издатели и книгораспространители. Они говорят, что в России очень низкая цена на книгу и высокая доля полиграфии в себестоимости. Я вижу в этом очень большое лукавство. Цена книги зависит не от полиграфии. Если мы берем цену книги с любого лотка и смотрим, сколько стоит полиграфическая работа, то мы увидим, что эта работа стоит 10–15% от розничной цены. 50% — это книготорговая наценка. Цена книги складывается из редакционно-издательской части, авторских гонораров, предпечатной подготовки, стоимости бумаги и полиграфии. Дальше — на эту сумму накручиваются 20% оптовых и порядка 40% розничных издержек. Поэтому когда говорят, что, мол, полиграфисты задирают цены, нужно посмотреть, какая доля полиграфических работ в розничной цене. Идет разговор о том, что мы покупаем бумагу по мировым ценам, а книги продаем дешево. Давайте, мол, сравним, сколько стоит книга там и сколько здесь. Но давайте посмотрим, сколько должен работать человек, чтобы ее купить. Предположим, на западе книга стоит 30 долларов. И сколько должен человек работать у нас, чтобы такую же книжку купить за 80 рублей. Там счет идет на минуты труда, здесь — на часы. То есть возможности у приобретателей совсем разные. Баланс спроса и предложения исходит из того, как дорого человек может купить этот товар. Продажи книг у нас падают, поэтому нужны короткие тиражи.

БР: Скажите, а как реализуется Правительственная программа приватизации ГУПов и как это изменит полиграфический рынок?

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 августа 2003 года №1165-р установлено, что Российская Федерация перестанет быть собственником типографий в 2006 году. Все полиграфические объекты, находившиеся в ведении бывшего Минпечати России, подлежат акционированию. На начало сентября 2004 года более трети из них стадию акционирования прошли.

В России существует три формы собственности: федеральная, муниципальная и частная. Государство стремится избавиться от непрофильных активов федерального имущества — тех предприятий, которые не нужны для выполнения непосредственно государственных функций. В нашем случае это полиграфические комплексы, ориентированные в советское время на производство валовых объемов социально значимой литературы и книгопечать. Существует две стадии приватизации: первая — акционирование и вторая - непосредственно продажа.

Государственные полиграфические предприятия — это, в основном, социально значимые имущественные комплексы. Но не у всех потенциальных покупателей есть возможность приобрести их целиком и сразу. С другой стороны, были известные всем случаи, когда такие предприятия успешно приобретались новыми собственниками и перепрофилировались. Поэтому в свое время, несколько лет назад, была разработана государственная концепция развития полиграфической промышленности России. Суть Правительственной программы в том, чтобы, с учетом предстоящей приватизации, полиграфию как отрасль промышленности не потерять. Программа приватизации касалась именно федеральных предприятий и предусматривала на временном промежутке между акционированием и приватизацией организационные действия, направленные на создание интегрированных холдинговых структур, куда входили бы единичные предприятия — уже акционированные, но еще не приватизированные. Таким образом, создавались бы такие единые конгломераты — имущественные комплексы с единым пакетом акций, — которые уже невозможно было бы расщепить и продать по частям. Программа была рассмотрена Президентом, он с ней согласился и поручил исполнителям доработать ее и принять.

Недавно произошла правительственная реформа, а с ней изменилась государственная политика и структура исполнительной власти. Изменились и некоторые документы, регулирующие процессы приватизации. Например, в некоторых случаях будет пересматриваться и меняться состав акционеров. Поэтому невозможно сейчас сказать, будет ли эта концепция в дальнейшем реализовываться в полной мере или частично, т.к. правительственная реформа до конца еще не завершена. Можно сказать только, что процесс акционирования государственных полиграфических предприятий продолжается. Преобразование унитарных предприятий в открытые акционерные общества никак не скажется на рынке полиграфических работ, потому что не форма собственности определяет позицию типографии на рынке. У всех на слуху примеры блестящей деятельности государственных предприятий и банкротств частных типографий. Можно привести и примеры обратного свойства.

Но кроме федеральных, существуют порядка 1200 муниципальных типографий (районные, городские, областные и республиканские), которые находятся в муниципальной собственности и в ведении областной и краевой администрации. Это как раз те предприятия, которые печатают социальную прессу — районные и городские газеты или продукцию для местных нужд. Законы приватизации в том и другом случае едины, но поскольку объекты сами по себе невелики, то, скорее всего, здесь будут действовать другие механизмы — на усмотрение местной администрации. И здесь гораздо выше риск перепрофилирования предприятия. Судьба этих типографий вызывает тревогу, поскольку местная потребность в социальной прессе остается, но может оказаться так, что близкой базы для ее производства не будет.

Кроме того, с 2005 года перестанет действовать федеральный закон о поддержке районных и городских газет, который предусматривал государственное дотирование областных изданий и тем самым давал жизнь этим полиграфическим предприятиям, обеспечивая, к тому же, экономическую независимость прессы от местных властей. А таких изданий по России порядка 2000.

Социальную нагрузку могли бы взять на себя частные типографии. Но, к сожалению, печать социальной прессы — не выгодный для частного капитала бизнес, в отличие от коммерческих секторов производства упаковки и рекламы. Хотя, надо заметить, что оживает и набирает силы сектор печати общественно-политических и рекламных газет, поскольку их полосы являются относительно дешевой и потому привлекательной площадкой для рекламодателей.

БР: У полиграфистов есть такое понятие, как «фактор Друпы». Каков этот фактор в этом году? Куда, на Ваш взгляд, пойдет проданное в Россию оборудование и как эти мощности изменят рынок?

Россия представляет собой емкий рынок полиграфической техники. Во-первых, к середине 90–х годов отсталость материально-технической базы нашей полиграфии стала безмерной. До 92% оборудования либо уже выработало свой ресурс, либо находилось в конце срока службы. И это, не говоря о качестве самой техники, только возрастной показатель. Требовалась решительная замена накопившегося хлама. Во-вторых, в России стали формироваться рыночные отношения, сначала, как водится, дикие, затем все более цивилизованные. Рынок требует своей информационной инфраструктуры, и здесь роль полиграфии трудно переоценить. В-третьих, в стране появились деньги, и немалые, требующие эффективного применения. На рубеже столетий российская полиграфия демонстрировала самые высокие темпы роста производства из всех промышленных отраслей. Нынешний период связан с адаптацией полиграфического производства к рыночным реалиям. Наступает время передела уже освоенных рынков полиграфических работ. Практически не осталось незаполненных ниш, но число игроков растет. Шансы на удачный исход передела будут у тех из них, кто в наибольшей степени приспособится под новые требования заказчиков. Для удовлетворения этих требований понадобится техника более высокого уровня, более дорогая. Цена победы растет, но растут и риски. За исключением чрезвычайно капиталоемкого рынка книжного производства, куда новые игроки практически не отваживаются входить, все остальные секторы подвержены внутренней турбуленции. Для поставщиков оборудования наступает время своеобразного Клондайка. Кто окажется расторопнее, тому и улыбнется удача.

«БИЗНЕС PAPER» №2 ноябрь 2004

СОЮЗ БУМАЖНЫХ ОПТОВИКОВ (ранее Содружество бумажных оптовиков)

Союз бумажных оптовиков

Лесной форум Гринпис России

Каталог типографий. Офсетная и цифровая печать. Сувениры и упаковка

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Система Orphus
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: